Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Боровский край в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. > Осипов В.И. Боровский район в предвоенные годы и до начала боевых действий на его территории

        
В.И. ОСИПОВ

БОРОВСКИЙ РАЙОН В ПРЕДВОЕННЫЕ ГОДЫ

И ДО НАЧАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

НА ЕГО ТЕРРИТОРИИ

Восстановить жизнь Боровского района в предвоенные годы достаточно сложно из-за изменения административно-территориального деления и сожжения во время оккупации г. Боровска документов, хранящихся в районном государственном архиве. Во время обследования Боровского районного архива, архивов боровских учреждений и организаций после немецко-фашистской оккупации 25 февраля 1942 г. отмечалось, что «в действующих организациях и предприятиях г. Боровска и района архивный материал за последние годы (1936–1941) почти полностью уничтожен. Со стороны райисполкома давались указания о том, что при отступлении весь архив уничтожать. Количество оставшихся материалов по организациям г. Боровска, а также по сельсоветам и колхозам – неизвестно, ибо учёт такового не производился» (1) .

Общая характеристика района. В Государственном архиве документов новейшей истории Калужской области сохранилось несколько отчётов секретаря Боровского райкома ВКП(б) И.К. Подольского и председателя Боровского райисполкома Н.И. Рачкова о состоянии Боровска и района на 1944 г. в сравнении с предвоенным (2). Эти сведения были использованы для описания района в 1939–1941 гг. (3).

Районный центр Боровского района – город Боровск. Расстояние от ближайшей станции до центра района 17 километров.

Территория Боровского района – 820 кв. км. К началу войны в районе насчитывалось 112 населённых пунктов с количеством хозяйств 6416. Численность населения по итогам переписи 1939 г. составляла 40967 чел., из них сельского населения 22247 чел.

В 1939 г. на территории Боровского района имелся 1 городской совет, 2 поселковых совета, 23 сельских совета.

По матеpиалам Всесоюзной пеpеписи населения 1939 г. в Боровском районе насчитывалось 1 город, 2 рабочих посёлка, 8 сёл, 112 деревень, 6 совхозов, 11 хуторов, 3 сторожки, 5 железнодорожных будок и разъездов. Всего 148 населённых пунктов, где проживало 41009 человек (18411 мужчин и 22598 женщин). Согласно переписи, население, относящееся к городскому, составляло 18740 человек (8427 мужчин и 10313 женщин), а к сельскому – 22269 человек (9984 мужчины и 12285 женщин), то есть городское население составляло 45,7%, а сельское 54,3% (4).

В районном центре г. Боpовске проживало 10258 человек (4577 мужчин и 5681 женщина), что составляло 54,7% от городского населения района. Крупными населёнными пунктами являлись рабочий посёлок Еpмолино 4091 человек (1793 мужчины и 2298 женщин), рабочий посёлок Балабаново 1962 человек (993 мужчины и 969 женщин), с. Русиново 1348 человек (579 мужчин и 769 женщин), с. Инютино 393 человек (179 мужчин и 214 женщин), д. Балабаново 345 человек (161 мужчина и 184 женщины), совхоз «Воpсино» 254 человека (117 мужчин и 137 женщин), д. Киселёво 503 человека (257 мужчин и 246 женщин). с. Белкино 357 человек (142 мужчины и 215 женщин), д. Кpивское 283 человека (133 мужчины и 150 женщин), д. Комлево 426 человек (180 мужчин и 246 женщин), с. Уваpовское 257 человек (110 мужчин и 147 женщин).

Большая часть населения района занималась сельским хозяйством и кустарными промыслами.

По экономической структуре Боровский район являлся преимущественно сельскохозяйственным, преобладали посевы ржи, овса, картофеля.

Из природных богатств района на первое место занимал лес, преобладали деревья: берёза, осина, сосна, ель, дуб, клён, ольха.

Район был богат известняковым камнем, который может быть употреблён без переработки как стеновой материал для постройки домов, мостов и т.д., а также служить сырьём для получения извести и местных цементов. Наличие глин в районе предполагало возможность широкого развития кирпично-черепичного и гончарного производства.

Самые крупные реки Боровского района: Протва протяжением 67 км, Лужа протяжением 20 км, Истья протяжением 12 км. Кроме того, в районе множество мелких речек: Истьма, Истерма, Рудь, Межура, Текижа, Оборенка и т.д.

До начало войны в районе работало 2 крупные текстильные фабрики, 11 промысловых артелей, 2 кирпичных завода, 4 совхоза, 108 колхозов (5) .

Административно-территориальное деление Боровского района (6). Боровский уезд существовал в Калужской губернии со времени создания губернии в 1776 г. и почти без изменений до 1924 г. Боровск оставался центром уезда.

Постановлением Пpезидиума ВЦИК от 13 февpаля 1924 г. Боровский уезд был упразднён и включён в состав Мало-яpославецкого уезда в виде волости, которая существовала до 1929 г. В 1927 г. Боровская волость была укpупнена в pезультате пpисоединения к ней Балабановской волости (1924–1927).

В 1929 г. Боровская волость была ликвидиpована в связи с пpоведением pайониpования. Теppитоpия волости вошла в состав Боpовского и Угодско-Заводского pайонов Калужского окpуга Московской области. После ликвидации округов в 1930 г. районы стали входить непосредственно в Московскую область.

5 июля 1944 г. была образована Калужская область, в которую вошёл и Боровский район.

Промышленность (7). До Великой Отечественной войны в Боровском районе насчитывалось 26 промышленных предприятий и артелей промкооперации, на которых было занято около 12 тыс. человек. Предприятия района выпускали множество разнообразной продукции, которая почти целиком реализовалась внутри района. Ведущей отраслью промышленности была текстильная. На боровской суконной фабрике «Красный Октябрь» трудились более 2 тыс. рабочих, а на ермолинской текстильной фабрике «Крестьянка» – свыше 2,5 тыс. ткачей. За предвоенные годы текстильные предприятия района произвели свыше 15 млн. м тканей и около 200 тыс. трикотажно-инвентарных изделий.

Список промышленных предприятий и артелей промкооперации (8):

1. Боровская фабрика «Красный Октябрь» вырабатывала грубое сукно шерсть, до оккупации на ней работало 1750 чел. К 1940 г. была произведена реконструкция фабрики: заново введена в действие прядильная фабрика на 25 тысяч веретён. Перед оккупацией города произошёл небывалый случай 14 сентября 1941 г. (выходной) на работу не вышло 72 чел. В результате разбирательства всех не вышедших на работу оправдали, так как в основном это были женщины с детьми. Их аргументом защиты было то, что в этот день не работали детские ясли и сады и некуда было отдать детей. Директор Тихонов, который не обеспечил женщин детскими садами и яслями, получил выговор (9).

2. Ермолинская фабрика «Крестьянка» вырабатывала хлопчатобумажные платки, ткани, на ней работало 2250 чел. Реконструкция фабрики сделала возможным внедрение печатной машины «Дублекс», которая механизировала набивку платков. С началом войны более 600 ермолинцев ушли на фронт, их место заняли пенсионеры, домохозяйки и подростки. Фабрикой вместо платков и шалей были освоены новые виды продукции: одеяла, ватные брюки, телогрейки, ткани для форменной одежды и белья бойцов Красной Армии. При подходе врага готовую продукцию со складов помогли вывезти колхозы, предоставив сотни подвод.

3. Балабановский кирпичный завод. Завод был основан около станции Балабаново начале XX в. Основали его Григорий Антонович Девятов и Мария Григорьевна Лукьянова, выбравшие место по соседству с залежами высококачественной глины и начавшие кирпичное и черепичное производство. Развитие завода было прервано революцией и гражданской войной. С 1918 по 1922 гг. завод не работал. Возобновил работу в 1923 г. (Закрыт в 1985 г. – В.О.). Балабановский кирпичный завод был в числе 5 промышленных предприятий, которые работали в Боровском районе в 1929 г. (кирпичный завод в Балабанове, кожевенный завод в Боровске, текстильное предприятие «Крестьянка» и др.). Кирпичное производство во все времена считалось одним из трудоёмких производств. Большая часть технологических операций производилась вручную. Одной из самых трудоёмких была операция по укладке кирпича-сырца после пресса и резательного полуавтомата на сушильные вагонетки. Работали на этой операции в основном женщины. За смену через руки каждой проходило 40 тонн кирпича. Нужно было облегчать труд, решать вопросы механизации производства. Во второй пятилетке (1933–1937) кирпичный завод был механизирован и имел гофманскую печь. Рабочих не хватало, поэтому для работы на заводе вербовали жителей соседних районов и областей (10).

Балабановский кирпичный завод перед началом войны имел программу выработки кирпича 11 миллионов штук и черепицы до 250 тыс. штук.

4. Боровский кирпичный завод с ручным производством кирпича и напольной печью. Завод испытывал недостаток сырья, поэтому в 1938 г. были проведены геологические разведки и найдены запасы сырца в расстоянии 1 км, которого должно было хватить на 80 лет. Проектировалась мощность завода в 1,5 млн. штук кирпича с количеством рабочих в 200 человек (11).

5. Боровский райпромкомбинат. На нём работало 200 чел., выпускали обода телег, полоз, колёса, столы, табуретки, шкафы, комоды.

6. Райпищекомбинат – квасной цех, цех кондитерских изделий. Имел подсобное хозяйство (животноводство, полеводство, пчёл).

7. Типография обслуживала Боровский район. В ней работало 12 человек.

8. Электростанция, мощностью в 550 КВ, работала на нефтяных двигателях.

9. Боровское торфопредприятие вело добычу торфа для отопления фабрики «Красный Октябрь».

10. Боровский хлебокомбинат – до оккупации имел производственную программу в сумме 500,0 тыс. руб.

11. Рощинская мельница на 4 постава.

12. Боровский леспромхоз имел в 1940 г. 40 штатных лесорубов и свой обоз в 25 лошадей. Транспортом он снабжал все учреждения и организации района. Потребность в дровах составляла свыше 50 тыс. куб. (12).

Артели промкооперации:

1. Артель «Освобождённый труд» – швейно-ремонтная, входила в систему Мособлшвейремсоюза. Данная артель имела специальное задание, а также обслуживала население (пошив мужского, дамского и детского пальто и белья, головных уборов). До начала войны план выпуска продукции составлял 1050,0 тыс. руб.

2. Артель «Красный кустарь» – сапоговаляльная, ремонт и пошив обуви, входила в систему Мособлкожремсоюза. Артель изготавливала валенки, войлочные стельки, шила сапоги, туфли, ботинки, а также ремонтировала обувь жителям района. План выпуска валовой продукция составлял 474,0 тыс. руб.

3. Артель им. Чкалова – трикотажная, входила в систему Мострикотажсоюза. Выпускала разнообразный трикотаж. До оккупации артель имела план 2250,0 тыс. руб.

4. Артель «Красный маяк» – текстильная, производила вигоневые одеяла, хлопчатобумажную ткань, платки «Карно», входила в систему Мостекстильсоюза. До фашистской оккупации артель имела 465 рабочих и план выпуска валовой продукции 2000,0 тыс. руб.

5. Артель Белкино – текстильная, вырабатывала вигоневые одеяла, хлопчатобумажные ткани, входила в систему Мостекстильсоюза.

6. Артель «Детский конструктор» изготавливала детские игрушки мягкие и токарные. Данная артель входила в систему Музрадиоигрушсоюза. До оккупации вырабатывались радиоящики и наборы конструкций. Работало в артели 120 человек. Производственная программа по валовой продукции выражалась в сумме 1800,0 тыс. руб.

7. Артель «Восток» – включала в себя парикмахерские и фотографии. Входила в систему Мосразнопромсоюза.

8. Артель «Новый путь» – швейно-ремонтная и сапоговаляльная. Входила в систему Москоопинсоюза. Дo оккупации артель имела план выпуска валовой продукции 750,0 тыс. руб. и в ней работало 160 человек.

9. Артель «Утильпром» была филиалом Московского утильсоюза. Занималась артель сбором утиля лома цветных и чёрных металлов. Имела цех пошива рукавиц и тюбетеек.

10. Артели: Балабановская текстильная и Совьяковская верёвочная.

До войны артели промкооперации выпускали разнообразную продукцию, валовая сумма продукции которых составляла 10 млн. руб. (13).

Коммунальные предприятия: 3 бани с общей пропускной способностью 200 человек, 3 парикмахерские и 2 фотографии, столовые и торговля.

Не всегда предприятия района работали без сбоев. В предвоенные годы за этим строго следили партийные и советские органы. Так, бюро РК ВКП(б) отмечало неудовлетворительную работу местной промышленности (14). В результате в протоколе заседания бюро от 1 декабря 1939 г. было указано:

«а) План по деревоотделочной фабрике за 11 мес. выполнен на 45%, а по колёсно-тележному производству 10%. Отпущенные кредиты на капиталовложения по фабрике не использованы, а используются как оборотные средства, что является преступным в области финансовой дисциплины со стороны директора фабрики тов. Папкова.

б) План по Райпищепромкомбинату выработки продукции по существу сорван, из 15 т джема выработано 6 т, а выработка кондитерских изделий и безалкогольных напитков до сих пор не организована.

в) План по Боровскому кирпичному заводу выполнен на 64%, а по извести 56%. По балабановскому кирпичному заводу план выполнен по сырцу 90%, по обжигу 75%, по черепице 50%. Совершенно не выполнено задание президиума РИКа по выпуску гончарных изделий».

Бюро постановило: По Балабановскому кирпичному заводу (директор Карасев) сохранить выпуск продукции на 475 тыс. руб., что в натуральном выражении по сырцу 8,6 млн и обжигу 8,3 млн. шт., по черепице 350 тыс. По выработке гончарных изделий на сумму 75 тыс. руб., для этого необходимо произвести некоторую реконструкцию завода (перестановка 100-сильного двигателя, приобретение мотора и генератора, постройка механической мастерской, водопровода и бытовых сооружений), что может дать прирост продукции: кирпича 4 млн шт., черепицы 300 тыс. шт. и выработку гончарных изделий. «Для реконструкции просить содействия МК ВКП(б) в отпуске средств в 568 тыс. руб.» (15).

По Боровскому кирпичному заводу (директор Матвеев) был установлен план на 1940 г. выработки сырца 1000 т. шт., обжиг 1 млн 500 т. шт., извести 500 тонн. «Ввиду того, что завод сырьевых ресурсов не имеет, а производственная часть пришла в негодное состояние, одновременно же на расстоянии 1,5 км от города имеется большие залежи высококачественной глины (по данным геолого-разведок на 300 млн шт.) просить МК ВКП(б) о том, чтобы МОИК включил в план строительство нового завода с производительной мощностью до 3 млн шт. в год, затрат на который потребуется до 600 тыс. руб.» (16).

По деревообделочной фабрике (директор Папков) план выпуска продукции был установлен в 118 тыс. руб., а «из главнейших изделий утвердить выработку 750 стан колёс, 250 телег, 750 школьных парт, 1800 парниковых рам, 500 пружинных матрацев и 500 саней, а также мелкие столярные и бондарные изделия для бытового обслуживания» (17).

По Райпищепромкомбинату была утверждёна «выработка 15 т варенья, 25 т джема, фруктовых газированных и безалкогольных напитков 1250 гектолитров, кондитерских изделий 20 т, мороженного 10 т, всего на сумму в неизменных ценах на 364 тыс. руб.» (18).

11 декабря 1939 г. (протокол №70) бюро РК ВКП(б) рассматривало итоги работы фабрики «Крестьянка» за 11 месяцев (19). Работа была признана неудовлетворительной: план выполнен на 96,6%, велик процент несортового товара, отчего фабрика потеряла 28 тыс. руб., удорожание себестоимости продукции, перерасход заработной платы и т.д. на 54 тыс. руб. Плохо поставлены пропаганда стахановского движения, социалистического соревнования, культмассовая работа и т.д. Решение бюро было следующим: поставить на вид директору и обязать его устранить недостатки.

Через год опять «нагоняй». В 1940 г. работе фабрики был посвящён вопрос на заседании бюро Боровского РК ВКП(б) 2 декабря 1940 г. (протокол №35) (20). Членами бюро было отмечено, что Ермолинская фабрика за 10 месяцев 1940 г. работала крайне неудовлетворительно. Производственная программа по ткачеству выполнена на 94%, по отделке 87%, по валовой продукции 95%. Качество продукции остаётся на низком уровне, товар 1-го сорта составляет 87%. По снижению себестоимости имеется перерасход на 1087 тыс. руб., выполнение норм выработки составляет в среднем 40%, производительность труда в метраже выражается 95%, по валовой продукции 91%, по производительности оборудования 98,5%.

В результате неудовлетворительного руководства директора Тихомирова и главного инженера Климентьева паросиловое хозяйство находится в запущенном состоянии. График работы по установке и монтажу паротурбины в 800 КВ сорван. Мало уделяется внимание своевременному снабжению пряжей, в результате чего случаются длительные вынужденные простои. На фабрике имеется большое количество нарушений трудовой дисциплины. «После указа Верховного Совета от 26/VI привлечено к уголовной ответственности 167 чел. и наложено административных взысканий на 82 чел.». Бюро постановило: указать и обязать директора Тихомирова к 1 мая 1941 г. установить и произвести монтаж турбогенератор в 800 КВ, а также наладить нормальное снабжение фабрики пряжей, топливом и транспортом.

Через несколько месяцев опять руководство фабрики «Крестьянка» подверглось резкой критике со стороны бюро Боров-ского РК ВКП(б). В протоколе №49 от 27 февраля 1941 г. подчёркивалось «совершенно неудовлетворительное состояние» фабрики (21). Производственная программа не выполняется, брак достигает 20%, простои оборудования до 20%. В 1940 г. была допущена выработка неутверждённого ассортимента репса до 600000 метров стоимостью до 4000000 руб., который в течение 2 месяцев лежит мёртвым капиталом на складе, в результате чего фабрика переживает большие финансовые трудности. Паросиловое хозяйство находится в хаотичном состоянии. Монтаж турбины в 800 КВ затянулся и т.д. Членами бюро было сделано предложение об освобождении от работы директора фабрики Н.Е. Тихомирова.

Сельское хозяйство (22). В 1930-е годы сельское хозяйство района претерпевает существенные изменения, которые были связаны с коллективизацией. Первой была создана коммуна «Возрождение» в д. Беницы. К концу 1931 г. было создано больше 100 сельхозартелей. С 1932 по 1934 гг. посевные площади в районе увеличились на 61%, поголовье крупного рогатого скота на 5,5%, поголовье свиней на 53%, поголовье овец на 40%. В колхозах и совхозах на полях заработали трактора, сеялки. В 1937 г. председатель Асеньевского сельского Совета, организатор колхоза «14 лет Октября» Фёдор Степанович Носов был избран депутатом Верховного Совета РСФСР.

В 1940/41 гг. район имел 108 колхозов, 2 МТС, 3 совхоза и 36 подсобных хозяйств (23).

Посевные площади в колхозах на 1941 г. составили 15950 га, в том числе яровые – 5000 га, озимые – 4700 га, под картофелем – 1500 га, под овощами – 300 га, под посевом трав – 100 га.

Урожайность по району на 1941 г. составляла: зерновые – 7,1 ц с га, картофель – 75, овощи – 80.

В районе имелось 69 тракторов, из них в МТС: Абрамов-ской – 22, Боровской – 23. Также трактора имелись в совхозах и школе механизации – 24.

Поголовье скота в Боровском районе на 1941 г. (24) составляло:

1. крупного рогатого скота – 2800, в т.ч. коров - 1270;

2. лошадей – 2800, в т.ч. рабочих – 1500;

3. свиней – 1120, в т.ч. свиноматок – 315;

4. овец – 3060, в т.ч. овцематок – 2101;

5. птиц – 7200.

В предвоенный год сельское хозяйство района поставило государству около 1200 т мяса, свыше 6 тыс. т молока, более 900 тыс. яиц, около 4 тыс. т хлеба, свыше 6 тыс. т картофеля.

В предвоенные годы органами советской и партийной власти уделялось внимание не только расширению посевных площадей, но развитию в районе садоводства, строительству ферм и увеличению поголовья крупного рогатого скота и свиней.

На заседания бюро Боровского РК ВКП(б) 4 января 1940 г. отмечалось, что работа по развитию садоводства в районе поставлена неудовлетворительно. «Так, из 118 колхозов в районе обобществлённые сады имеют только 38 колхозов, или 32%, из 3300 хозяйств колхозников имеют сады 1820 хозяйств, или 54%" Постановили, что каждый колхоз к концу 1945 г. должен иметь плодово-ягодный сад 3–7 га. (25).

На заседании бюро Боровского РК ВКП(б) 1 июня 1940 г. рассматривался вопрос об откорме свиней в совхозах района (26). Было отмечено, что работа по свинооткорму в совхозах района идёт неудовлетворительно и план 1940 г. по комплектованию свинопоголовья в совхозах не выполняется. Совхоз «Ворсино» должен был иметь к концу 1940 г. 8 тысяч голов свиней, а фактически же имеет 240 голов. По совхозу «Ударник» план 1940 г. составил 7865 голов, фактически же имеется 941 голов. Совхоз им. Молотова является репродуктивным совхозом и должен был иметь на 1 января 1941 г. 120 голов свиноматок, в наличие имеет на 1 июня 35 голов.

Также было отмечено, что наблюдается большой падёж в Ворсино – 2 свиноматки и вынужденный забой 5 голов, в совхозе Молотова за май пало 23 головы молодняка и т.д. Кроме этого, в совхозе «Ворсино» под угрозой срыва строительство 2 свинарников, 2 кормокухонь, 1 изолятора, 2 жилых домов, нет ветеринарных врачей и ветеринарных фельдшеров, а работают на этом «участке недостаточно подготовленные кадры».

20 июля 1940 г. состоялось новое заседание бюро Боровского РК ВКП(б), где был заслушан т. Федоров о выполнении постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 июля 1939 г. «О мероприятиях по развитию общественного животноводства в колхозах». Отмечалось, что развитие общественного животноводства происходит неудовлетворительно, планы по развитию животноводства многими колхозами не выполнены. Так, «на 1июля из 116 колхозов 4 колхоза имеют только по 1 ферме, не имеют установленного минимума 60% МТФ 67, СТФ 7, ОТФ 46. По 3 фермы имеют только 3 колхоза». Покупка тёлок идёт неудовлетворительно: из плана 400 голов законтрактовано 40 голов. Бюро постановило утвердить помесячный план покупки скота колхозами в размере крупного рогатого скота 694 голов, овец 715 голов, свиней 118 голов. Организовать 55 новых животноводческих ферм (27).

Кроме тракторов, которых не хватало хозяйствам, контроль был и за лошадьми, которые составляли основную тягловую силу в колхозах. Так, перед осенним посевом был сделан анализ состояния лошадей. 21 марта 1940 г. на заседания бюро Боровского РК ВКП(б) был заслушан доклад Фёдорова «Об использовании коней в колхозах» (28). Из доклада следовало, что на данный период в колхозах имелось в наличие 1560 рабочих лошадей. Их эксплуатация в «ряде колхозов поставлена совершенно неудовлетворительно». У многих лошадей чесотка, 61 лошадь истощённая, 340 голов средней упитанности. «Подготовка лошадей к весеннему севу проводится неудовлетворительно». После обсуждения доклада было решено до 1 апреля 1940 г. создать комиссию и организовать проверку состояния лошадей в колхозах, поставить всех истощённых лошадей на откорм, проверить оплату работы конюхов и «закрепить их»; обеспечить нормальную работу всех колхозных и совхозных кузниц, и не «позднее 1-го апреля с/г закончить ремонт плугов, сеялок, борон, телег и другого конного хозяйственного инвентаря»; районному прокурору т. Брыкину рассмотреть все дела, связанные с «варварским отношением к конскому поголовью, и виновных привлечь к государственной ответственности».

Народное образование. В предвоенные годы в районе успешно функционировала развитая сеть лечебных, культурно-просветительных и учебных заведений.

К концу первой пятилетки (1928–1932) в Боровском районе при каждом сельском совете была открыта начальная или семилетняя школа.

В рабочем посёлке Балабаново школа находилась в маленьком деревянном здании, построенном ещё в 1913 г. Занимались в 3 смены. 27 июля 1940 г. состоялось объединённое заседание бюро Боровского РК ВКП(б) и исполкома райсовета депутатов трудящихся о завершении строительства Балабановской школы. На заседании отмечался неудовлетворительный ход работ по строительству школы (29). На 26 июля готовность школы составила 60%. Было предложено зав. районным отделом народного образования Шибанину, Антонову, председателю Балабановского с/совета Здобнову в двухдневный срок выделить автомашины, рабочих строителей, плотников и штукатуров для строительства школы; организовать через Балабанов- ское сельпо питание строителям (обеды, ужины), снабдить необходимыми продуктами. Обязать председателя Балабановского с/совета Здобнова до 5 августа профинансировать вновь строящуюся школу 8 тыс. руб. для приобретения учебно-наглядных пособий, шкафов, столов, стульев и др. Директор кирпичного завода Карасев должен был обеспечить школу черепицей на 19 тыс. руб. К 1 сентября 1940 г. было завершено строительство двухэтажного каменного здания школы на 300 учеников. Директором школы был назначен П.И. Ритор. Старое здание тоже использовалось. Во время оккупации зданиях школы находился немецкий госпиталь.

В Ермолино в 1929 г. открывается семилетняя школа на 600 учащихся, а в 1934 г. – десятилетняя. Построена столовая с пропускной способностью 500 человек и кухня на 3 тыс. обедов в день. В 1936 г. был открыт первый детский сад и ясли.

К началу учебного 1941/42 гг. в районе имелось 58 школ. Из них 2 средних, 10 неполных средних, 46 начальных (30).

В с. Роща была расположена Школа механизации сель-ского хозяйства. Работал сельскохозяйственный техникум, готовивший мелиораторов, землеустроителей. Во время оккупации немцы его сожгли.

В докладе на учительском совещании 26–28 августа 1940 г. «Об итогах 1939/40 уч. г. и задачах 1940/41 уч. г.» (31), которое проводилось в Боровске в здании дома пионеров, отмечалось, что крупные школы в районе находились в Боровске, Ермолине, Абрамовском (32).

К началу 1940/41 уч. г. должны были капитально отремонтировать 10 школ (Боровскую среднюю №1, Боровскую среднюю №2, Белкинскую, Абрамовскую, Шемякинскую, Федоринскую, Тишинскую, Медовниковскую, Добринскую, Русинов-скую). Из районного бюджета было выделено 55 тыс. руб. и из средств самообложения 19 тыс. руб. Рекомендовано было приступить к приспособлению здания Козельской школы, отпустив на неё 8 тыс. руб.

Здравоохранение (33). В Боровске в 1927 г. был открыт противотуберкулёзный диспансер, а в 1930 г. – родильное отделение, расширена больница до 60 мест. Открыта больница и в Балабанове. В 1929 г. в Ермолине вошли в строй больница на 50 мест и амбулатория, рассчитанная на 100 пациентов. В сельской местности строятся медицинские пункты.

Перед началом войны в районе имелось 3 больницы, 4 фельдшерских пункта, 3 амбулатории, 3 аптеки, 2 детские молочные кухни (34).

Боровская больница была на 75 коек, из них родильных – 10, инфекционных – 25, туберкулёзных – 5, глазных – 5, общих – 30.

Ермолинская больница на 50 коек, в т.ч. туберкулёзных – 25, родильных – 5, общих – 20.

Абрамовская больница на 20 коек, в т.ч. родильных – 10, общих – 10.

Боровская амбулатория имела кабинеты: зубной, глазной, терапевтический, кожно-венерический и др. Имелись женская и детская консультации.

16 августа1940 г. состоялось собрание районного партийного актива, на котором присутствовало 130 человек. На собрании выступил начальник районного отдела НКВД Шипилов о плохом лечении в районе. Он отметил, что районе имеется всего 16 врачей, «тогда как фонд зарплаты на 40 врачей, и до сего времени штат не укомплектован,… а в Балабаново уже как год совсем нет врача. Население района плохо лечат наши врачи и, хуже того, к имеющим врачам создаются больше очереди… В Балабаново нет врача, а там население три тысячи без медицинской помощи… Отдел Здравоохранения нужно поднять на должную высоту» (35).

Социальная сфера. Культура. Перед началом войны в районе имелись: 21 изба-читальня, 1 библиотека, 1 дом пионеров, 1 дом культуры, 6 колхозных клубов, 9 детских садов. В Боровске имелись: Дом культуры (расположенный в бывшей старообрядческой церкви Всех Святых), Дом пионеров, Музей (расположенный в церкви Спаса Преображения, что на площади).

В 1930-е годы в Ермолине построен Дом культуры на 650 мест.

В 1921 г. начала выходить уездная газета «Боровские известия». В 1931 г. она была переименована в районную газету «За коммуну». Её редактором был Н.Т. Оборенко. В этом же году на ермолинской фабрике «Крестьянка» вышел первый номер многотиражной газеты «Недосечник», которая через 3 года была переименована в «Текстильщик».

Подготовка населения к ГО. Партийные и советские органы постоянно уделяли внимание гражданской обороне, в том числе обучению населения навыкам самообороны.

6 июня 1940 г. была проведена военно-тактическая игра с количеством 1000 человек (36). Военная игра ставила своей задачей ознакомить трудящихся с тактикой наступательного и оборонительного боя. В ходе игры участники приобретали навыки действовать в составе подразделения, идти в атаку и применяться к местности. Содержание игры было приближено к боевой обстановке. Игра была рассчитана главным образом на партийно-комсомольский актив, но к участию должно было быть привлечено максимальное число рабочих, служащих фабрик, артелей и организаций.

Ответственность за подготовку и организованное проведение игры возлагалось на секретарей партийных организаций. Для руководства подготовкой и проведением самой игры был образован штаб в составе: Голубева Н., Рачкова, Аристархова, Кулаченкова и Тимофеева. Командиром полка был утверждён М. Кузнецов, а комиссаром Мухина.

Было создано 3 батальона по 250 человек каждый. Расписаны были не только командиры батальонов, но и рот:

«1-й батальон – командир Корнев, комиссар Кулешов.

2-й батальон – командир Белов, комиссар Лущенков.

3-й батальон – командир Васильев, комиссар Хромов.

В качестве боевой единицы считать роту в 100 чел.

1 рота – командир Рулев, политрук Королева.

2 рота – командир Кузнецов, политрук Карпухин

3 рота – командир Жигарев, политрук Чернов.

4 рота – командир Грибов, политрук Орлов.

5 рота – командир Алексеев, политрук Снетков.

6 рота физкультурников – командир Ермаков, политрук Шумов.

7 рота санитаров – командир Лермонтова, политрук Тарасова».

Ермолинская фабрика должна была сформировать особый батальон в 350 чел. (37).

Все участники похода должны были иметь противогазы и уметь пользоваться ими.

21 ноября 1940 г. на заседании бюро Боровского РК ВКП(б) слушали Носова, Кулаченкова о противовоздушной обороне (ПВО) в районе (38). В постановлении по их докладу отмечалась неудовлетворительная постановка работы по организации ПВО «на крупнейших предприятиях и в целом по району… Средства на МПВО осваиваются плохо. На фабрике ,,Красный Октябрь“ в 1940 г. израсходовано на противовоздушную оборону только 22%, хотя общественные формирования полностью противогазами и др. спец. имуществом не обеспечены, а по Ермолинской фабрике имеется всего 60 противогазов, при потребности в 120 шт., противоипритных костюмов 4 шт. вместо 10 шт.» Одной из основных причин неготовности города к противовоздушной обороне было названо самоустранение исполкома городского Совета от руководства подготовкой к ПВО, в связи с чем боевое формирование в городе не создано, не взяты на учёт подвалы домов, которые могут служить средством убежища, ничего не сделано по светомаскировке города, в 1940 г. не выполнено указание о формировании 3 групп самообороны.

Решение бюро по вопросу об организации ПВО гласило:

1. Начальнику районного штаба МПВО Антонову до 1 февраля 1941 г. составить генеральный и оперативные планы противовоздушной и противохимической (ПВХО) обороны города, посёлков и каждого объекта.

2. Обязать районный штаб и начальников объектов к 1 января 1941 г. провести светомаскировку города, промышленных предприятий, артелей, учреждений.

3. Начальнику штаба Антонову до 10 декабря 1940 г. в городе создать боевое формирование ПВХО. Утвердить начальниками служб: революционного порядка Нестерова, медико-санитарной М. Чичкина, химслужбы Ф. Чичкина, пожарной Виноградова, связи Пестова, ремонтно-восстановительной Венедиктова и начать регулярную учёбу.

4. Председатель райисполкома райсовета Носов до 1 января 1941 г. обязан провести десятидневные сборы начальников объектов и формирований МПВХО.

5. На фабрике «Красный Октябрь» группу общественного формирования обеспечить по нормам противогазами, сапогами, комбинезонами.

6. Утвердить дислокацию подготовки групп самозащиты населения и начать обучение.

7. Чичкину (ОСОАВИАХИМ) улучшить массовую разъяснительную работу среди населения.

8. Провести объектовые, а затем и городское учения готовности к ПВХО.

2 декабря 1940 г. на заседании бюро Боровского РК ВКП(б) рассматривался вопрос «О состоянии оборонной работы в районе» (39). Члены бюро отметили, что в 1940 г. слабо выросла районная организация ОСОАВИАХИМА: принято всего новых членов 538 и на 1 декабря организация насчитывает 1453 чел. Из них 165 членов ВКП(б) или 28,8%, и 30% комсомольцев. Всего в отрядах обучается 103 человека. Плохо развёрнута боевая подготовка рабочих на Ермолинской фабрике и в артелях района. С ноября начата военная учёба партийного актива, обучающихся 115 коммунистов. Было сделано предложено увеличить количество спортивного инвентаря, поставить разъяснительную работу в коллективах на более высокий уровень.

Первые месяцы войны. С началом Великой Отечественной войны боровчане активно участвовали в строительстве оборонительных рубежей на дальних подступах к Москве. Так, в августе-сентябре 1941 г. на возведении Можайской линии обороны работало свыше 2500 жителей района. Были созданы истребительные батальоны (40), работала гражданская оборона. У краеведа Р.А. Узякова сохранились письма заведующего сектором учёта военно-физкультурного отдела Боровского РК ВЛКСМ Н. Шумова, занимавшего эту должность в 1938–1941 гг. Он пишет, что в 1940–1941 гг. на каждом предприятии и в школах проходили военно-спортивные игры. Успешно в этом направлении работали в Боровской средней школе №1 под руководством пионервожатой Карташевой. В играх большую роль играли районные комитеты Красного Креста и Полумесяца, возглавляемого Крундышевой, и ОСОАВИАХИМА, руководимого Ф. Чичкиным. В субботу 21 июня 1941 г. партийно-комсомольский актив собрался в городском бору на военно-тактические занятия, а «утром, по расписанию выстроились на строевую подготовку и её пришлось прервать. Нас срочно вызвали в райком партии, и в парткабинете И.К. Подольский сообщил о начале войны. Подавленные мы вышли из парткабинета. Секретарь РК ВЛКСМ т. Кулешов собрал комсомольцев, чтобы подобрать девушек на должность секретарей комсомольских организаций вместо ребят, которые должны были уйти по мобилизации и добровольно на фронт».

В феврале 1941 г. Советом Народных Комиссаров СССР был утверждён Устав Совета Союза общества Красного Креста и Красного Полумесяца. С тех пор в стране начали интенсивно готовить санитарных дружинниц с правом работы санитарным инструктором. Это обеспечило нашу армию младшим медперсоналом в начале военных действий. Командиром сандружины в г. Боровске со 2 февраля по 12 октября 1941 г. была Людмила Ивановна Стеснягина (Шкурко). Она преподавала санитарное дело, водила в бор, где учила оказанию первой помощи раненым на поле боя, уходу за ними. В сентябре на посту командира сандружины её сменила А.И. Самойлова (41).

В Ермолино для борьбы с немецким десантом был создан истребительный отряд, который возглавил главный инженер фабрики С.А. Клементьев, а комиссаром стал начальник ткацкого производства С.И. Драгунов. Все бойцы перешли на казарменное положение. Были организованы курсы медицинских сестёр, на которых занималось до 40 девушек. Курсы были организованы секретарём комитета комсомола Анной Красовской и секретарём редакции газеты «Текстильщик» Натальей Петровой.

17 сентября 1941 г. на заседании бюро Боровского РК ВКП(б) слушался вопрос о противовоздушной обороне в Балабановском поселковом совете (42). Бюро отметило, что председатель Балабановского поссовета Здобнов «вместо напряжённой работы и принятия мер по противовоздушной обороне поселкового совета занялся второстепенными вопросами и пустил это дело на самотёк, в результате чего отсутствует дежурство по улицам и домам и не было контроля за светомаскировкой, что имело место 16/IX-41 г., когда в 12 жилых домах окна были не замаскированы». Здобнову был объявлен «строгий выговор с занесением в личное дело», а все недостатки поручено устранить в трёхдневный срок.

Кроме этого, на территории района со второй половины июля до сентября проходила доукомплектование и обучение 5-я дивизия народного ополчения (113-я стрелковая дивизия). 16 июля дивизия прибыла на станцию Балабаново. Далее она прошла через Боровск и расположилась в районе д. Тишнево, где дивизии и полкам были вручены боевые знамёна, была принята военная присяга. Бойцы получили ополченскую форму тёмно-серого цвета, винтовки и пластмассовые медальоны для адресов (43). Из воспоминаний ветерана дивизии А.Е. Гордона «...… Потом местом расположения роты разведчиков стал район деревни Тимашово под Боровском. В роте, хотя и с перебоями, связанными с обустройством боевых позиций и хозяйственными работам, шла так называемая боевая подготовка: разборка, чистка и сборка затвора винтовки, обучение обращения с ней в бою и т.д. (занятия по этой теме проходили с августа, когда польские винтовки нам заменили на отечественные с соответствующими боеприпасами). Кроме того, нас обучали передвижению перебежками и по-пластунски, индивидуальному окапыванию и т.п. К сожалению, стрелковые занятия проводили всего 2 раза. Это было явно недостаточно! Ведь многие из нас впервые в жизни брали в руки боевые винтовки. Думаю, что так было во всех частях нашего соединения…» (44).

Корреспондент газеты «Комсомольская правда» И. Волк так описывает боровскую молодёжь, которая с первых дней войны встала на защиту Родины как на фронте, так и в тылу (45): «... Рвалась шрапнель, зловеще выли мины. Лиза Хромова, придерживая на боку санитарную сумку, ползла к раненым, оказывала им помощь, прятала в безопасные места.

Раздвигая кусты, девушка лицом к лицу столкнулась с германским солдатом. Бесстрашно Лиза бросилась на бандита. И здоровенный верзила, оторопев, поднял вверх свои руки мясника, выронил оружие. Медицинская сестра схватила автомат врага и привела пленника в штаб.

Санитарный самолёт шёл в сторону госпиталя. Лиза Хромова придерживала тяжело раненного командира. Сильный треск заставил её вздрогнуть. Самолёт качнулся, внезапно теряя скорость.

– Пуля попала в бензиновый бак. Прыгай! Раненого спущу на парашюте сам, – крикнул пилот.

Это был первый парашютный прыжок медицинской сестры Лизы Хромовой – простой боровской девушки.

Сильным ветром её отнесло в сторону, ударило о дерево. Преодолевая боль, Лиза направилась на поиски командира. Она нашла его на открытой поляне без сознания. В небе кружился стервятник, готовя новые огненные очереди.

Командир оказался тяжёлым, грузным человеком. Но Лиза приподняла его за плечи и потащила в кусты. Она много раз останавливалась, вытирала потный лоб. Ей было очень тяжело, болела ушибленная нога. Но речь шла о жизни товарища. И здесь, перед лицом смерти, хрупкая девушка внезапно ощутила в себе силу русской богатырши. Она надёжно укрыла того, за чью жизнь несла ответственность перед родиной.

В небе шёл бой. ,,Ястребки“ гнали воздушных пиратов. И вскоре на поляне приземлился санитарный самолёт, посланный на поиски Лизы и раненого командира.

... Это письмо пришло с фронта. Чуточку измятый конверт, и внизу два знакомых слова: ,,Действующая армия“. Оно адресовано девушкам-комсомолкам Боровска.

,,Здравствуйте, дорогие девушки! Шлю вам свой боевой привет. В моей жизни было много трудностей. Всё время находились под бомбёжкой. Я уже писала вам, как выезжали из родной Москвы. Нас провожали хорошо, все нам желали хороших успехов, и тысячи рук замахали нам вслед. В нашем вагоне ехали женщины-врачи, фельдшерицы и медицинские сёстры. Девчата все мировые.

О фронте я уже писала. Трудно было эвакуировать тяжело раненных с места на место. Работали день и ночь. А над головой то и дело свистят пули и осколки. Но ничего. Сейчас такое время, что с трудностями надо уметь бороться. Я только не могу себе простить, почему ещё в мирной обстановке я, комсомолка, не задавала себе такого вопроса, что я обязательно должна изучать винтовку, подробно ПВХО и многое другое. Ну, а теперь пришлось изучать всё это на ходу, на практике.

Вы готовьте нам смену. Сёстры на фронте очень нужны. Как хочется знать обо всех наших девчатах и товарищах и увидеть всех их. Но скоро будет конец проклятому врагу, и мы все вернёмся на свои места. Постараемся не отстать, и будем работать так, чтобы, уезжая из госпиталя, нам сказали: ,,Спасибо, девушки, вы честно трудились на своём посту... “

– Не отстанем, девушки?

Секретарь Боровского райкома комсомола Екатерина Груздева, бережно складывая письмо Маруси Драндиной, оглядывает своих товарищей.

Вот они сидят полукругом – друзья Лизы Хромовой и Маруси Драндиной. Сидят в той самой комнате, по которой некогда в тяжёлом раздумье шагал Наполеон, потерявший в снежной России армию, считавшуюся непобедимой.

Разные профессии у этих девушек-сверстниц. Бывшая учительница Настя Крундышева. Вместе с мужем она работала в сельской школе. 23 июня комсомолец Михаил Крундышев ушёл на фронт. Настю назначили председателем РОКК в Боровске. У педагога не было медицинских познаний, но родина приказала завоевать их. И сейчас они есть. Учительница овладела знаниями медицинской сестры, умело руководит подготовкой дружинниц. Уже закончили учёбу 80 девушек, ещё 70 готовятся пополнить ряды дружинниц.

Михаил пишет жене: ,,Рад за тебя, что научилась стрелять из винтовки и пулемёта. Не думал, что моя тихая подружка окажется такой храброй. Вчера мы вышли к линии фронта. Заночевали в лесу. К нам сбежались все окрестные колхозники. Засыпали подарками. Нанесли цветов, молока, яиц. Комсомольцы притащили бумагу, конверты, открытки. На одной из этих открыток и пишу тебе. Не беспокойся обо мне. Всем обеспечен. А уж если что случится, тебе об этом сообщат товарищи и командование...“

Рядом с Настей сидит светловолосая Клавдия Бобылева. Она была медицинской сестрой на финском фронте, а сейчас – председатель комитета по делам физкультуры и спорта. Клавдия – лучшая гранатомётчица района, член истребительного противотанкового отряда.

Вот Ирина Якушева, бывшая бахромщица, а сейчас электросварщик. Эту сложную профессию Ирина изучила мастер-ски. На доске показателей против её фамилии неизменные цифры: 240–250%. Ирина отлично стреляет, знает санитарное дело.

Вот Евдокия Чекмарёва – молодая советская журналистка, политрук истребительного отряда. Вот начальник штаба местной противовоздушной обороны объекта Дуся Кузнеченкова. Вот донор – дружинница Тося Коркина, первой отдавшая свою кровь раненым.

Как много фамилий можно привести ещё. ...Каждая комсомолка Боровска сумеет, когда понадобится, дать выстрел по врагу из винтовки, грозно заговорит в её руках пулемёт, поразит врага метко брошенная граната.

...Наши девушки – это не просто смелые девушки. Да, они готовы бить врага, не щадя жизни, но они не отдадут своей жизни впустую, они сумеют победить врага, применяя все те знания, что дала им родина.

В районе нет ни одного неизученного места. На тактических занятиях девушки обходят каждый уголок. Обжиты каждое дерево, каждая лужайка. В чудесном сосновом бору знакомы самые извилистые лесные тропинки.

Двадцатилетняя Екатерина Груздева пришла на руководящую комсомольскую работу из топографического техникума. Сейчас она организовала кружок юных топографов. Школьники, пионеры чертят карты местности, учатся обращаться с компасом, вдоль и поперёк пересекают в разных направлениях болота, которых так много в районе.

Пусть только сунется враг! Каждая кочка и пень станут грозной преградой. Тысячи глаз выследят, тысячи рук поднимутся для смертоносного удара...»

Через несколько месяцев военные действия развернулись на территории Боровского района. Все полученные знания оказались нужны на практике.

Примечания

1. Государственный архив Калужской области (ГАКО). Ф.Р-2151. Оп.4. Д.2. Л.26.

2. Государственный архив документов новейшей истории Калужской области (ГАДНИКО). Ф.П-16. Оп.3. Д.16. Л.52–64, 75–80, 102–112.

3. Там же. Л.75, 102.

4. ГАКО. Ф.Р-3469. Оп.1. Д.4461. Л.63–66а. По данному документы численность района составляла – 41009 чел.; По другому списку Всероссийской переписи населения 1939 г. численность Боровского района составляла – 40967 чел. (Там же. Ф.Р-349. Оп.3. Д.2. Л.18).

5. ГАДНИКО. Ф.П-16. Оп.3. Д.16. Л.52.

6. Калужская губерния. Административно-территориальное деление (1917–1929 гг.): Справочник. Калуга, 1985. С.13–17, С.73–82.

7. Для написания подтем «Промышленность», «Сельское хозяйство», «Образование и здравоохранение», «Социальная сфера. Культура» кроме архивного материала были использованы опубликованные работы краеведов: Благовещенский В., Пухов В. Боровск. Тула, 1973; Узяков Р.А. Балабаново. Балабаново, 1997; Овген С. Русиново. Боровск, 1997; Подшивалов П., Анисимов В. Ермолино. Тула, 1979.

8. ГАДНИКО. Ф.П-16. Оп.3. Д.16. Л.75–76об., 102–103.

9. Там же. Д.1. Л.39–40.

10. Исаева Е. Кирпичный завод // Балабаново. 2012. №45. С.7.

11. ГАДНИКО. Ф.П-16. Оп.3. Д.16. Л.109.

12. Там же. Л.110.

13. Там же. Л.103.

14. Там же. Оп.2. Д.9. Л.229–232.

15. Там же. Л.231.

16. Там же. Л.230.

17. Там же. Д.9. Л.231.

18. Там же. Л.232.

19. Там же. Л.239–242.

20. Там же. Д.32. Л.26-30.

21. Там же. Л.180–182.

22. Там же. Оп.3. Д.16. Л.77–78, 104–105

23. Там же.

24. Там же. Л.78.

25. Там же. Оп.2. Д.9. Л.259.

26. Там же. Д.33. Л.119–120.

27. Там же. Л.171–172.

28. Там же. Л.21–22.

29. Там же. Д.34. Л.39–40.

30. Там же. Оп.3. Д.16. Л.78об., 105.

31. Там же. Оп.2. Д.34. Л.40–45.

32. Там же. Л.42.

33. Там же. Оп.3. Д.16. Л.78об.

34. Там же. Л.78–79.

35. Там же. Оп.2. Д.35. Л.30.

36. Там же. Д.33. Л.98–99.

37. Там же. Л.99.

38. Там же. Д.32. Л.11–14.

39. Там же. Л.30–33.

40. Там же. Оп.3. Д.1. Л.5. Протокол №67 от 30 июля 1941 г. заседания бюро Боровского РК ВКП(б): «Освободить от обязанностей военного комиссара истребительного батальона Кулаченкова Н.В. и утвердить Лобанова Н.В., член ВКП (б) с 1930 г.».

41. Узяков Р.А. Вспоминают бойцы МПВО // «Боровские известия». 1991. 1 октября.

42. ГАДНИКО. Ф.П-16. Оп.3. Д.1. Л.36–37.

43. Королёв Г.И. Шла война народная // За коммунизм. 1986. №44.

44. Гордон А.Е. Московское народное ополчение 1941 года глазами участника // Отечественная история. 2001. №3. С.160.

45. Волк И. Потомки Василисы Кожиной // Комсомольская правда. 1941. 19 сентября.

 
Объявления
Новое на сайте Декабрь 2017 г.

Выставка «Образ Богоматери» 1 ноября по 5 декабря 2017 г. МВЦ

Внимание! Классики и современники. Выставка Анны Леон (19 августа-19 ноября).

ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014