Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Старообрядчество > Строительство часовни на могиле Ф.П. Морозовой в Боровске

        
Глава 3

«Настанет пора – и воздвигнут,

Ей памятник вместо дыбы»

Могила боярыни Ф.П. Морозовой и Е.П. Урусовой с надгробной плитой на ней также имеет печальную судьбу (1) . Впервые её описал русский историк и археограф П.М. Строев в 1820 г., путешествуя по русским городам и монастырям с целью поиска древних документов и летописей. Вот что он пишет: «Камень... лежит на Городище, у острога. Боровские жители имеют к нему особенное почтение: проходя мимо, кланяются до земли, иногда служат и панихиды. По утверждению их, под сим камнем погребены две княжны, сожжённые татарами (другие говорят — Литвою) за веру христианскую. Но это несправедливо.

Находящаяся вокруг него надпись, хотя и весьма поизгладилась, однако же я с немалым трудом прочёл следующее: „Лета 7184 (1675 г.) погребены на сем месте: сентября в 11 день боярина князя Петра Семеновича Оурусова жена ево, княгиня Евдокея Прокофьевна; да ноября во 2 день, боярина жена Морозова бояроня Федосья Прокофьевна, а во иноцех инока схимница Феодора, а дщери окольничего Прокофья Федоровича Соковнина. А сию цку положили на сестрах своих родных боярин Феодор Прокофьевич, да окольничей Алексей Прокофьевич Соковнины“» (2) . Не прав был историк думая, что боровчане не знают, кто похоронен под могильной плитой. Боровчане в годы преследований боялись, что обнародование историком сообщения о плите может принести вред могиле. Официальные церковные власти могли с помощью светской власти перенести или уничтожить старообрядческую святыню. У боровчан надгробная плита почиталась чудодейственной, к ней они приходили и молили мучениц помочь им в горестях и бедах. Существует предание, что женщины приходили на могилу и просили святых Феодору и Евдокию помочь им при родах, а у кого болели зубы и врачи ничем не могли помочь, то нужно было приложиться к плите зубами и боль проходила.

В 1905 г. была дарована свобода вероисповедания, а 1908 г. стал переломным для боровских старообрядцев: регистрировались давно существовавшие общины, строились новые храмы. По инициативе настоятеля Всехсвятской старообрядческой общины о. Карпа Тетёркина ежегодно, начиная с 1906 г., совершался крестный ход на могилу боярыни Ф.П. Морозовой и княгини Е.П. Урусовой. Это вызвало противодействие миссионера о. Иоанна Жарова, который с возмущением писал в «Калужских епархиальных ведомостях», что 11 сентября старообрядцы с настоятелем Карпом Тетёркиным из своей моленной ходили крестным ходом на «Городище», где захоронены б. Морозова и кн. Урусова. На могиле о. Карп произнёс речь. И далее И. Жаров восклицает: «Интересно было бы знать, с чьего разрешения был этот крестный ход. По слухам известно, что разрешения на это старообрядцам не было испрошено. И это осталось безнаказанным» (3) . Но несмотря на раздающиеся возгласы миссионеров, они оставались не воспринятыми населением, который в своей большей частью был старообрядческим. Согласно Первой Всероссийской переписи 1897 г., в Боровске проживало 8414 человек, из них 3710 было старообрядцев, что составляло 44,1% от всех жителей города (4) . Соответственно количество старообрядцев увеличилось после 1905 г. Традиция совершения крестного хода на могилу продолжилась. Очевидец события 1909 г. писал: «По примеру минувших трёх лет боровские граждане-старообрядцы 11 сентября с. г. почтили память страдалиц за веру Христову и за древние православные обряды княгини Евдокии Урусовой и боярыни Феодосии (во инокинях Феодоры) Морозовой на могилу крестным ходом.

Около 11 часов утра в храм Всех Святых, что на Успенской улице, народ начал стекаться со всех концов города. По обычном начале, о. Карп выдал святой запрестольный крест и святые запрестольные иконы и благословил собравшийся народ идти на место упокоения мучениц. За святыней последовали в дорогих облачениях настоятель о. Карп и диакон Григорий, за ними местного храма хор певцов и певиц с пением крествоздвиженских ирмосов во главе с учителем пения И.Ф. Пучковым. По прибытии на так называемое „Городище“, на место упокоения страдалиц, началось служение панихиды. По окончании оной о. Карп сказал трогательную речь и познакомил слушателей ещё с житием священника Полиекта и 14-ти человек, с ним сожженных в граде Боровске за древние обряды.

После речи и обычного начала православные христиане и все присутствующие стали поминать усопших страдалиц освященною кутиею. При благоприятной погоде крестный ход возвратился в храм Всех Святых. Народу было очень много, и разных согласий, и все молились. Много было и от господствующей церкви» (5) .

Описание могилы оставил мимолётный путешественник П. Россиев, посетивший Боровск в 1908 г.: «Могила обнесена убогой деревянной оградой. Над изголовьем возвышается кудрявая береза с ушедшей в ствол её иконою. В таком виде эта историческая могила пребывает с 1882 года, когда она стала предметом заботы местных старообрядцев». Он упоминает, что об этой могиле заботятся боровские старообрядцы А.Г. Щербаков и умерший к тому времени Н.К. Корнеев. Общаясь с местными жителями и следя за печатью, П. Россиев замечает, что «убогую деревянную ограду, (а может быть, и берёзу) заменит прекрасная стильная часовня», так как для старообрядцев «образы Морозовой и Урусовой окружаются уже особенным ореолом» (6). П. Россиеву, воспитанному под Синодальной церковью непонятна убеждённость боровчан, которые верят, что мощи сестёр нетленны да «и кости целы и волосы сохранились». Для него могила Морозовой и Урусовой только «исторический мрачный памятник» (7) . К счастью, Россия не вся состояла из людей, которые в историческом прошлом видели одну тольку экзотику для своих чувств и мыслей, и не могли увидеть сути народной жизни — его души.

Вопрос о создании памятника боярыне Морозовой и княгине Урусовой на месте их погребения начал подниматься после 1905 г. Ещё в 1904–1905 гг. боровский купец, создатель первого в городе музея, Н.П. Глухарёв начал хлопотать в Министерстве внутренних дел о разрешении поставить на могиле сестёр. 29 апреля 1909 г. Боровская городская дума по ходатайству совета Всехсвятской старообрядческой церкви постановила «отвести 24 сажени земли на городище на месте могилы кн. Урусовой и б. Морозовой, для имеющейся в недалеком будущем постройки памятника-часовни на их могиле при участии всероссийского старообрядчества» (8) . В начале 1912 г. Совет старообрядческих съездов предложил общинам вновь возбудить ходатайство перед Министерством внутренних дел об установление на могиле протопопа Аввакума креста, а в Боровске на могиле боярыни Морозовой и княгини Урусовой – часовни (9) .

И эта идея в 1912 г. казалось, была близка к осуществлению. Уже был создан комитет по созданию памятника. Вот как об этом говорилось на страницах журнала «Церковь» (1912):

«...Памятник праведницам.

В городе Боровске Калужской губ. почивают знаменитые мученицы за старообрядчество, две родные сестры: боярыня Феодосия Морозова и княгиня Евдокия Урусова. Их долголетние страдания, их непреоборимая стойкость в благочестивой вере и их мученическая кончина за священные заветы св. Церкви вызывают у верующих христиан-старообрядцев слёзы умиления и чувства глубокого преклонения перед великой памятью доблестных страдалиц. Старообрядцы давно лелеяли в своих благородных сердцах желание почтить память великих сестёр-мучениц сооружением соответствующего монумента на их могиле. Слава Богу, желание это начинает приходить в дело. 18-го текущего июля в г. Боровске состоялось объединённое собрание старообрядцев разных согласий, на котором решено воздвигнуть часовню-памятник на месте упокоения боярыни Морозовой и княгини Урусовой. Для этой цели собранием избран особый комитет. Приводим полностью журнальную запись постановлений настоящего собрания.

По приглашению совета 2-й покровской общины в заседание прибыли: член совета всероссийских съездов старообрядцев Бриллиантов М.И., от покровской старообрядческой общины: священник Ковшов А.Д., диакон Борзов Г.Е., Капырин П.Е., Капырин П.П., Калашников И.А., Шевалев Н.А., Калашников А.А. и Капырин И.П.; от всехсвятской старообрядческой общины: священник Тетёркин К.Л., Капырин Я.К., Шутов П.В., Санин М.И.; от старообрядческой общины, приемлющей священство, переходящее от господствующей церкви, тульско-лужковского согласия: Полежаев И.П., Глухарёв Г.П. и от 2-й покровской общины (последователи епископа Иова): священник о. Иоанн Щедрин, Головтеев И.А., Шевелев Я.Е., Голофтеев Ф.Д, Капырина М.П., Капырина К.П., Капырина А.П., Голофтеев С.И., Леснов Б.И., — всего 28 человек. Председателем собрания избран М.И.Бриллиантов.

1. Открыв заседание, председатель собрания предложил на рассмотрение и утверждение вопрос согласно программе заседания: желательно ли собранию, чтобы была воздвигнута часовня на могиле княгинь Евдокии Урусовой и Феодосии, в иночестве Феодоры, Морозовой, что на Боровском городище, где лежит камень с подписями, положенный на их могиле? Собрание единогласно выразило желание постройки часовни на могиле княгинь Морозовой и Урусовой.

2. Собранию было предложено выбрать проект часовни, для чего гражданским инженером г. Амилюстиным было представлено четыре эскиза проекта часовни. Собранием единогласно принят проект часовни с широким куполом в псковско-новгородском стиле, окружённой пристройками московско-ярославского стиля.

3. Предложен председателем собрания вопрос о приискании средств на постройку часовни. Постановлено: обратиться с воззванием к старообрядцам всей России, причём постановлено обратиться к совету всероссийских съездов старообрядцев с просьбой разослать таковые воззвания по известным им адресам и также обратиться через другие старообрядческие организации различных согласий с просьбой рассылки воззваний. Во-вторых, обратиться к старообрядчеству путём гласности через старообрядческие органы печати.

4. На вопрос, как выполнить пожелания собрания относительно постройки и сбора пожертвований, постановлено: для выполнения постановлений организовать комитет, избрав для этого по два лица от каждого совета общины старообрядцев в г. Боровске и несколько лиц из других мест России; после 15-минутного перерыва предложенные лица единогласно избраны в комитет по постройке часовни. От совета всероссийских съездов старообрядцев избраны: П.П. Рябушинский, М.И. Бриллиантов, А.И. Морозов; по предложению В.Н. Жданова избран Ив.Е. Кузнецов; от всехсвятской общины — священник К.Л. Тетёркин и А.П. Ёжиков; от покровской общины — священник отец А.Д. Ковшов и А.А. Калашников; от тульско-лужковской общины — И.П. Полежаев и Г.П. Глухарёв; от 2-й покровской общины (последователей епископа Иова) — Я.Е. Шевелев и Н.Н. Жданов, а за его отсутствием — С.И. Голофтеев. В случае отказа кого-либо из членов, каждому совету общины предоставляется право выбора нового члена на место выбывшего. Избранный комитет по постановлению настоящего собрания заведует приёмом пожертвований и сбором денежных сумм, ведает всеми делами постройки, закупает материалы, нанимает и рассчитывает подрядчиков и рабочих, ходатайствует перед правительственными, общественными учреждениями и частными лицами как лично, так и через поверенных.

Почётным председателем комитета собрание единогласно избрало П.П. Рябушинского в Москве, причём выборы председателя и его заместителя и казначея предоставляются самому комитету. Заседания комитета считаются законно состоявшимися при 1/3 прибывших членов, в том числе, если прибудет председатель или его заместитель.

Председатель собрания заявил, что по программе заседания вопросы закончены, ему единогласно была выражена благодарность, после чего собрание было объявлено закрытым.

Подлинную запись подписали: председатель собрания Михаил Бриллиантов; члены собрания: иерей Афанасий Дионисиевич Ковшов, иерей Карп Тетёркин, диакон Г. Борзов, Ив.Ал. Калашников, Пётр Шутов, Михаил Ив. Санин, Г. Глухарёв, Василий Жданов, Николай Жданов, Пафнутий Капырин, Поликарп Е. Капырин, Фёдор Голофтеев, Яков Шевелев, Павел Голофтеев, Борис Леснов, А. Капырина, К. Капырина; секретарь собрания Ив. Капырин.

Избранный комитет уже приступил к возложенным на него делам» (10) .

Но, к сожалению, этому проекту не было суждено осуществиться. 7–10 ноября 1913 г. в Москве проходил старообрядческий съезд. Председатель доложил съезду, что вопрос о постановке в Боровске часовни-памятника на могиле боярыни Морозовой и княгини Урусовой снимается с обсуждения вследствие запрещения представителем полиции. П.П. Рябушинский в заключительной речи произнёс: «Я верю, наступит скоро тот день, когда старообрядцы уже соберутся при лучшей, радостной обстановке. Ибо придёт, наконец, правда, восторжествует справедливость». В 1916 г. в журнале «Старообрядческая мысль» в заметке «Наши ходатайства» было сказано, что Петроградский епископ Геронтий и М.И. Бриллиантов были избраны уполномоченными на личное ходатайство в Петрограде перед различными учреждениями, в том числе о постройке памятника на месте сожжения протопопа Аввакума и часовни над могилами сестёр Соковниных. У них состоялась встреча с председателем Совета министров, который заявил, что «со своей стороны, не встречает препятствий к удовлетворению ходатайств московской депутации о разрешении постановки памятника на месте сожжения протопопа Аввакума и часовни в городе Боровске над могилами княгини Урусовой и боярыни Морозовой в том случае, если последует на это согласие Синода» (1) . Синод восторжествовал...

Первая мировая война, за ней тяжёлые годы гражданской войны помешали совершиться благому делу. После установления советской власти, когда закрывались храмы, уничтожалось духовенство, о создании памятника, разумеется, не могло быть и речи.

Однако интерес к судьбе мучениц за древлеправославную веру не пропадал, принимая в советское время весьма уродливые формы. 18 июля 1936 г. было произведено вскрытие могилы. Чудом сохранившиеся 5 фотографий говорят о том, что в результате вскрытия были обнаружены останки двух человек. (На первой фотографии показана могила, обнесённая металлической оградой: на второй – нижняя часть ствола берёзы и ведущие в глубь ямы несколько ступеней: на третьей – стоящий в раскопе в рост высокий худощавый человек с лопатой в руке; на четвёртой – череп и на пятой фотографии виден весь скелет и череп. Фотографии были принесены и переданы в Боровский историко-краеведческий музей 13 июля 1995 г. Виктором Петровичем Шустровым). К сожалению, не сохранилось описания проводившихся раскопок – ни организации, ни людей. Неизвестна также и дальнейшая судьба останков мучениц: остались ли они на первоначальном месте захоронения или же были перенесены в другое место (12) .

В 1940 г. была закрыта и единственная остававшаяся в городе старообрядческая церковь − Покрова Пресвятой Богородицы. На протяжении почти полувека боровские старообрядцы не только сохраняли общину, но и использовали любую возможность, чтобы возвысить свой голос о возвращении им храма (13) .

Партийная администрация считала, что Городище, где находились летний кинотеатр, городской сад, школа, а затем и здание райкома партии, не место для старообрядческой святыни. 10 марта 1960 г. надгробная плита в качестве исторического памятника была увезена из Боровска и положена во дворе Калужского областного краеведческого музея, где пролежала почти 30 лет. А в начале 1980-х годов на месте захоронения сестёр-мучениц была возведена пристройка к райкому партии. В 1988 г. Боровский историко-краеведческий музей в стенах Пафнутьев-Боровского монастыря решил создать новую экспозицию, посвящённую истории старообрядчества Боровского края. Для того чтобы возвратить надгробную плиту в Боровск пришлось идти в Боровский районный комитет КПСС и доказывать, что данная экспозиция составляет неотъемлемую часть истории района и её необходимо возвратить из Калуги в Боровск. Просьба музея была поддержана, и приказом №52 от 23 мая 1988 г. по Калужскому областному управлению культуры было разрешено передать надгробную плиту. 21 июня учащиеся СПТУ-3 г. Калуги помогли погрузить плиту на машину и доставить её на выставку в Пафнутьев монастырь. 3 июля она была установлена в зале музея. Надгробная плита в это время представляла собой вытянутую трапецию, нижняя и верхняя стороны которой равны 68 и 80 см, длина плиты 190 см, толщина колеблется от 20 до 30 см (следует отметить, что это почти половина первоначальной толщины плиты − нижняя часть отслоилась, поэтому надпись вязью, когда-то прочитанная П. Строевым, сейчас практически не поддаётся расшифровке) (14) .

В январе 1990 г., после 50 лет молений боровских старообрядцев, им был возвращён храм Покрова Пресвятой Богородицы. Активизировалась деятельность боровской старообрядческой общины во главе с настоятелем о. Артемоном Шендригайловым. Для него была очевидной необходимость установления памятного креста недалеко от места погребения боярыни Морозовой и княгини Урусовой. В том же 1990 г. в газете «Боровские известия» появляются заметки с предложениями установить памятный знак. В №29 был опубликован проект памятного знака боровского архитектора В. Черникова. Вскоре инициативная группа завода «Вега» обратилась к боровчанам с предложением «Восстановить могилу боярыни Морозовой и княгини Урусовой» (№82). Это предложение было поддержано историками и краеведами («Не разрушать, а сохранить», №84). Наконец, было опубликовано интервью с о. Артемоном и представителями общественности («Установить памятный знак», №87), в котором говорилось о необходимости установления памятного знака. Однако отрицательное отношение к проблеме руководителей района мешало осуществить задуманное.

14 мая 1992 г., в день памяти преподобного Пафнутия, боровских старообрядцев посетил Митрополит Московский и всея Руси Русской Православной Старообрядческой Церкви Алимпий. Он побывал на древнем Городище и высказал пожелание, чтобы здесь рано или поздно был установлен памятный знак или часовня. Однако лишь в мае 1996 г. было получено разрешение от администрации Боровска и района о выделении старообрядческой общине участка земли на Городище.

19 июня 1996 г. о. Артемоном в присутствии собравшихся прихожан храма, а также других боровчан был совершён молебен на отведённом месте и установлен двухметровый деревянный крест. В подножие креста была вмурована металлическая табличка с надписью: «Здесь на боровском городище в 1675 году были погребены мученицы за древлеправославную веру боярыня Феодосия Прокофьевна Морозова (во инокинях Феодора) и ее сестра княгиня Евдокия Прокофьевна Урусова». С этого времени, следуя старой традиции, ежегодно 24 сентября боровчане-старообрядцы и все, кто чтит память сестёр-мучениц, после совершения Божественной литургии приходят к кресту, где служится молебен святым.

15 января 1998 г. администрацией г.Боровска было вынесено постановление №9 «О закреплении земельного участка за памятником-часовней боярыне Морозовой». На основании этого постановления старообрядческой общине было выдано свидетельство на право пользования земельным участком 0,007 га. Приезжающие в Боровск старообрядцы и туристы всегда с сожалением отмечали, дело с возведением часовни всё время откладывается, но как к этому приступить — никто не мог дать совета. Необходимо было Боровской старообрядческой общине Введения во храм Пресвятыя Богородицы решиться на это ответственное дело. Толчок дали конкретные переговоры с Е.Е. Елисеевым (сейчас священник), Е.И. Миловановой и С.В. Кокориным, представителями Митрополии, которые сами духовно горели этой идеей. Это начинание было поддержано протоиереем о. Леонидом, который ходатайствовал перед митрополитом Алимпием о вынесении этого вопроса на предстоящий съезд старообрядцев.

17–18 мая 2000 г. в Москве проходил I (19) Учредительный Всероссийский съезд старообрядцев Русской Православной Старообрядческой Церкви. На рабочем собрании после выступления В.И. Осипова с исторической справкой о жизни и страдании сестёр Соковниных, сохранении могилы и надгробной плиты боровчанами, о попытках в 1990-е годы поставить памятник мученицам за правоверие и о состоянии дел на настоящий момент, присутствующие дружно поддержали предложение Е.Е. Елисеева о создании Комитета по строительству часовни в г. Боровске. В комитет вошли: митрополит Алимпий, о. Леонид Гусев, Е.И. Милованова, С.В. Кокорин, Е.Е. Елисеев, В.И. Осипов. Кроме того, составлено воззвание ко всем старообрядцам «с просьбой о посильном участии в создании часовни в память боярыни Морозовой и княгини Урусовой в г. Боровске Калужской области». 24 августа 2000 г. было дано по Митрополии распоряжение №123: «В связи с началом работ по строительству часовни в память боярыни Морозовой и княгини Урусовой в г. Боровске Калужской области на месте мученической кончины исповедниц благословляю:

1. Назначить прихожанина Старообрядческой общины г. Боровска Виктора Ивановича Осипова (директора Боровского филиала Калужского краеведческого музея) ответственным руководителем строительства часовни-памятника в г. Боровске.

2. Поручить Осипову В.И. полномочно представлять интересы Русской Православной Старообрядческой Церкви по всем вопросам, связанным со строительством вышеуказанной часовни.

3. Предоставить Осипову В.И. право первой подписи по всем вопросам, связанным со строительством часовни-памятника в г. Боровске.

4. Настоятелю Старообрядческой общины г. Боровска священноиерею Артемону Шендригайлову предоставить Осипову В.И. все соответствующие документы необходимые для осуществления вышеуказанной деятельности.

5. Настоящее распоряжение действительно со дня подписания документа до окончания строительства часовни…»

Архитекторам на конкурсной основе было предложено изготовить эскизный проект часовни. К 27 июля эскизные проекты часовни А.А. Синельникова (с. Старая Некрасовка, Украина), А.П. Долнакова (г. Новосибирск) и И.А. Солдатёнкова (Боровск) были представлены на обсуждение в митрополию. Был утверждён проект, разработанный А.А. Синельниковым.

Но, к сожалению, более детальное рассмотрение проекта вызвало в Комитете разногласия, сущность которых сводилась к следующему:

1. Когда предполагали строить часовню, исходили из того, что её размеры должны быть небольшими: 6х6 м и высота до 5–7 м. Это позволяло получить разрешение на строительство в исторической, плотно застроенной, части Городища, где высота построек не должна превышать 10 м.

2. В эскизном проекте высота часовни достигала 17 м. В таких условиях часовня оказывалась со всех сторон стиснутой уже существующей застройкой.

3. Кроме того, не было учтено, что в непосредственной близости от предполагаемого строительства проходят различные коммуникации, которые при строительстве будут нарушены.

Однако существовал запасной вариант: отнести часовню в северо-восточную часть Городища, на 30—40 м от намеченной прежде площадки, на совершенно открытое место. Отсюда часовня видна со всех сторон.

4 октября 2000 г. в Боровске состоялось рабочее совещание по вопросу строительства часовни. На нём присутствовали: директор Дирекции по охране, реставрации и использованию историко-культурных памятников Калужской области Т.В. Голоушкина, архитектор Боровского района Р.Г. Нестеренко, заместитель главы администрации Боровска А.В. Бодрецов, о. Артемон, В.И. Осипов, автор проекта А.А. Синельников. Во время обсуждения автору проекта было предложено либо изменить размеры часовни, либо перенести её на новое место. Увы, определённого решения на этом совещании принято не было.

Спустя некоторое время Комитет решил не переносить строительство часовни на новое место, а объявить конкурс на новый проект, который отвечал бы всем техническим и архитектурным требованиям. 19 февраля 2001 г. постановлением администрации г. Боровска №24 было разрешено проектирование памятника-часовни на участке, выделенном в 1998 г., при согласовании проекта с архитектурными службами и после проведения геологических и археологических обследований.

9 апреля 2001 г. Митрополит Московский и всея Руси Алимпий благословил объявить новый конкурс на архитектурный проект памятника-часовни боярыне Морозовой, княгине Урусовой и иже с ними в ХVII в. за правоверие пострадавшим.

С учётом градостроительной концепции застройки исторической части г. Боровска архитекторам было предложено придерживаться следующих условий:

«1. Согласно архитектурно-планировочному заданию (АПЗ), размеры выделенного участка земли составляют 7х12 м. Высота часовни до 10 м.

2. Разработку проекта часовни желательно осуществить в традициях древнерусской школы зодчества.

3. Эскизные проекты представляются в формате А 3.

4. Состав проекта: 1) план, 2) 4 фасада, 3) разрез, 4) пояснительная записка.

5. Часовня должна иметь вход и окна с боковых сторон.

6. Основной объём часовни должен быть выполнен из оштукатуренного кирпича или белого камня.

7. Проект делается безвозмездно. Общая стоимость проектно-сметной документации и строительства в пределах 500—600 тыс. руб. (20000 долларов).

8. Все проекты, присланные на конкурс, будут опубликованы в старообрядческих периодических изданиях и составят в дальнейшем основу архитектурного фонда Русской Православной Старообрядческой Церкви».

Конкурс проводился с 15 апреля по 3 июня (День Святой Троицы).

Пока архитекторы работали над новым проектом, на месте будущего строительства было проведено геологическое обследование: пробурены 5 скважин на глубину 10 м.

В июне в Комитет на конкурс поступили проекты. Большинством голосов был принят проект архитектора из Новосибирска А.П. Долнакова. В новом проекте архитектор использовал некоторые идеи предшествовавшего проекта. После согласования проекта в архитектурных комиссиях Боровска и Калуги было дано разрешение на строительство часовни. А.П. Долнаков приступил к разработке строительных чертежей.

Согласно архитектурно-планировочному решению, «главная композиционно-художественная идея часовни заключается в прославлении христианского подвига мучениц за святоотеческую веру под покровом небесных сил. Центральный купол символизирует покровительство Пресвятой Богородицы страдалицам инокине Феодоре (боярыне Морозовой) и её сестре княгине Урусовой. Два малых купола на боковых западных закомарах символизируют жизнь и мученическую смерть этих святых жён».

Для усиления объёмно-пространственной композиции и духовного звучания памятника-часовни архитектор считал возможным на боковых закомарах восточного фасада установить ещё 2 барабана с такими же куполами, которые могут быть посвящены ещё двум боровским мученицам Марье (М.Г. Даниловой) и инокине Иустине, принявшим страдания и смерть вместе с свв. Феодорой и Евдокией.

Высота часовни до отметки уровня центральных закомар − 7,2 м, до верха главного купола − 12,85 м, до верха большого креста − 14,85 м, до верха малых крестов −11,6 м.

Четверик центрального барабана 1700х1700 мм. Диаметр барабана главного купола 1300 мм. В барабане четыре оконных проема для освещения внутреннего пространства часовни естественным светом.

Вход в часовню из-за стеснённости объёма — один, с западного фасада.

Часовня покоится на стилобате со ступенями, ведущими к главному входу. Со стороны главного входа по обеим сторонам в стене расположены ниши с иконами, здесь могут поставить свечи те паломники, которые приедут к часовне, когда она закрыта. На 3 других фасадах установлены доски с описанием жития и страданий боровских мучениц...

Естественное освещение внутреннего пространства часовни осуществляется через 4 оконных проёма в барабане центрального купола. Отражённая освещённость интерьера создаёт внутри часовни молитвенное настроение.

Основной замысел решения внутреннего пространства часовни состоит в разделении его по вертикали на 2 части.

Пространство часовни на уровне стилобата посвящено прославлению мучеников за древлее православие. В центре часовни 4 житийных иконы образуют квадратный колодец, через который тусклый дневной свет просачивается в нижний, подземный уровень часовни.

Подземная часть часовни символизирует земляную яму, в которой томились мученицы в последние дни своей жизни. В нижнюю часть, где устроен склеп с гробницей, ведут из подземного зала крутые каменные ступени... Именно в этом склепе у гробницы страдалиц каждый православный на мгновение ощутит величие подвига боярыни Морозовой, княгини Урусовой и иже с ними пострадавших».

Кроме сооружения часовни, планируется благоустроить прилегающую территорию площадью 500 кв. м.

В сентябре 2001 г. калужским археологом О.Л. Прошкиным было сделано и археологическое обследование. И вот в праздник Покрова Пресвятой Богородицы была получена техническая документация на строительство нулевого цикла часовни.

Но начало строительства затянулось до лета 2002 г. Это было связано с трудностями, которые предстали перед рабочими, и нехваткой финансовых средств. На маленькой строительной площадке из-за ограниченной площади нельзя было делать широкий котлован, поэтому приходилось рыть его вручную. На глубине более 3 м началось его обсыпание. Установка щитов не помогала, так как их вместе с крепежом вырывало и котлован снова наполнялся песком. После долгих и упорных попыток было решено рыть его траншейным способом и сразу закладывать фундаментные блоки. После того, как 1−2 ряда блоков будут уложены и не будет больше угрозы осыпки, лишнюю землю убирать внутри периметра фундамента. К середине сентября сложился рабочий коллектив строителей (прораб А.И. Свешников, рабочие В.В. Осипов, Ю.Н. Лобачёв и др.), которые приступили к работе.

24 сентября 2002 г. в погожий день золотой осени, после Божественной литургии прихожане храма Введения Пресвятой Богородицы и гости из Москвы пришли на городище почтить память святых мучениц и исповедниц Феодоры и Евдокии, Марии и Иустины, пострадавших за веру в ХVII в. Здесь, перед св. Крестом, рядом с местом упокоения Феодоры и Евдокии, был совершён молебен. «Святая преподобномученица и исповедница Феодоро, моли Бога о нас!» – далеко в осенней тишине разносился голос чтеца Максима Кидавы. Согласно сложившейся за 6 лет традиции, после молебна собравшиеся исполнили духовный стих «Снег белый украсил светлицы». Теперь это были не просто слова: певшие стояли вблизи котлована под фундамент будущей часовни-памятника. И вот настал волнующий момент: о. Артемон Шендригайлов в сопровождении чтецов спускается на дно котлована и освящает место строительства часовни.

Через считанные дни на дне котлована закипела работа и через неделю фундамент глубиною 4 метра был выложен.

Через месяц дождливым утром 29 октября на древнем городище г. Боровске царило оживление. Небольшими группами прихожане общины во имя Введения Пресвятой Богородицы собирались в ожидании предстоящего события. Предполагалось освящение уже выведенного фундамента часовни боярыни Морозовой. Кроме того, древняя надгробная плита Ф.П. Морозовой и Е.П. Урусовой, так долго кочевавшая по музеям в качестве экспоната, наконец-то должна была обрести своё законное место и опять стать старообрядческой святыней. Она, как и предполагалось проектом, была опущена в подземную часть часовни после молебна, который отслужил приехавший из Москвы рогожский настоятель протоиерей Леонид Гусев в сослужении о. Артемона. Рядом с фундаментом установили на аналое недавно написанную икону святых мучениц и исповедниц Феодоры и Евдокии, переданную в дар боровскому храму. Затем молящиеся немного отошли от места строительства, освободив место для подъёмного крана. Через несколько минут тяжёлая белокаменная плита с горящей на ней свечой легко поднялась в воздух и так же легко опустилась на пол подземной части часовни.

При этом событии присутствовали недавно присоединившиеся к РПСЦ епископ Аугсбургский Амвросий, его соотечественники о. Меркурий Бук с супругой Мариной. Что же касается боровских старообрядцев, то их, несмотря на дождь, собралось много. При пении стиха «Снег белый» народ растрогался до слёз, так что расходились все умилённые. Очередной этап строительства, с Божией помощью, был завершён.

В октябре-ноябре строительство часовни продолжилось. За это время было сделано перекрытие фундамента, пазухи котлована засыпаны песком. 1–2 декабря на строительную площадку часовни начали завозить кирпич, началось возведение стен.

14 февраля 2003 г. В.Н. Голенков познакомил руководителя строительством часовни В.И. Осипова с В.Н. Захаренковым. Эта встреча дала новый толчок строительству. Валерий Николаевич тщательно изучил ситуацию, увидел, с каким трудом продвигается строительство – и не смог остаться равнодушным. Он стал благотворителем строительства, взял под свой контроль ход его, назначив опытного прораба А.Н. Парфёнова. Было решено начать возводить стены с мая, когда установится тёплая сухая погода. Оргкомитетом, после консультаций с архитектором было решено отказаться от двух маленьких куполов. В течение лета стены часовни поднялись на десятиметровую высоту, возведён барабан.

24 сентября 2003 г. впервые после 1917 г. состоялся крестный ход к месту захоронения (теперь – к строящейся часовне) мучениц Феодоры и Евдокии.

Божественную литургию служили о. Леонид, о. Артемон и о. Алексей Михеев, дьякон Константин Титов (Орехово-Зуево) и дьякон Иоанн Гусев. Было много гостей из Москвы, Орехово-Зуева, Калуги, Вереи и других мест, храм был полон. В 11 часов Крестный ход двинулся от храма. Впереди – рогожские казаки с хоругвями. Сторонние наблюдатели удивлялись мощному звучанию мужского хора – такого в Боровске не слышали. Молебен мученицам совершался перед строящейся часовней. Глядя на вознёсшийся к небу центральный барабан, трудно было поверить, что год назад молебен совершался перед огромным пустым котлованом. Погода, как всегда в этот день, была замечательная: солнце золотило листву, разливалась тёплая осенняя благодать. По окончании молебна крестный ход с пением и чтением канона Введению вернулся в храм. Гостям, впервые оказавшимся в Боровске, была предложена экскурсия по Пафнутьеву монастырю, куда дважды ссылался протопоп Аввакум. За трапезой было сказано много добрых слов в адрес всех, кто строит часовню и кто жертвует на её строительство.

В июле 2004 г. продолжились наружные и внутренние штукатурные работы, при активной поддержке В.Н. Захаренкова. Он же помог и с покрытием крыши часовни. Средства на купол и крест были собраны прихожанами старообрядческих общин.

Целое лето и осень шла работа на часовне. И вот 3 декабря 2004 г. на часовню был поднят купол и воздвигнут крест.

Строительство продолжается и сколько на это уйдёт время никто сказать не может. Так, что остаётся ещё чистая страница, на которой будет записано о завершении строительства памятника-часовни великомученицам Ф.П. Морозовой и Е.П. Урусовой и всех пострадавших за правоверие в XVII в.

Святии мученицы и исповедницы Феодоро и Евдокие, молите Бога о нас!

Примечания:

1. См.: Осипов В.И. «… в Боровеск … на место мученое…» // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.9. М., 2002. С.45—49; Он же. О ходе строительства часовни боярыне Ф.П. Морозовой и княгини Е.П. Урусовой в Боровске // Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.10. М., 2004. С.114—117.

2. Барсуков Н. Жизнь и труды П.М. Строева. СПб., 1878. С.40.

3. Калужские епархиальные ведомости. 1906. №20. С.658–664).

4. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897 г. Тетр.1. СПб., 1901; Тетр.2. СПб., 1903; Осипов В.И. Численность старообрядческого населения Боровска и уезда в XIX—начале ХХ вв. // Вопросы археологии, истории, культуры и природы Верхнего Поочья. Материалы VIII региональной научной конференции 17—19 марта 1999 г. Калуга, 1999. С.110—116.

5. Церковь. 1908. №38. С.1299; Аналогичные сообщения были сделаны и в последующие годы — См.: Церковь. 1909. №38. С.1111; 1911. №40.

6. Россиев П. Старообрядческая святыня //Исторический вестник. 1908. Ноябрь. Кн.2. С.681—682.

7. Россиев П. Старообрядческая святыня //Исторический вестник. 1908. Ноябрь. Кн.2. С.684.

8. Церковь. 1909. №24.

9. Копейка. 1912. №34. 11 февраля.

10. Церковь. 1912. С.749—750.

11. Старообрядческая мысль. 1916. №6. С.418.

12. Датировка раскопок даётся по надписи, сделанной на фотографиях: «Раскопки могилы боярыни Морозовой 1936 года 18 июля». (Фотографии хранятся в фондах Боровского историко-краеведческого музея).

13. Осипов В.И., Осипова А.В. Из истории Боровской старообрядческой общины во второй половине ХХ в. // Старообрядчество: история, культура, современность: Материалы V научно-практической конференции. М., 2000. С.235—246.

14. В 1901 г. размеры плиты были зафиксированы боровским краеведом Н.П. Глухарёвым. «Размеры плиты следующие: длина — 2 аршина 12 вершков, толщина — 10 вершков, ширина в голове 1 аршин 1 1/2 вершка, а в ногах — 15 вершков». Также им опубликована надпись, вырезанная на плите. Эта надпись интересна тем, что Н.П. Глухарёв приводит зарисованный текст по краям плиты, на рисунке показано где какая часть текста находится. Разночтений с текстом, прочитанным П. Строевым, незначительные. Но для любителей сравнения приводим текст надписи на плите, прочитанный Н.П. Глухарёвым: « Лета 7182 (1673) году погребены на сем месте сентября в 11 день боярина князя Петра Семеновича о Урусова жена его княгиня Евдокия Прокофьевна, да ноября в 2 день, боярина Глебова жена Ивановича Морозова Феодосия Прокофьевна, а во иноце (иноцех — П.С.) инока схимница Феодора, а дочери (дщери — П.С.) обе окольничаго Прокофия Федоровича Соковнина, а сию цку положили на сестра своих родны, боярин Федор Прокофьевич, да окольничей Алексей Прокофьевич Соковнины» — Глухарев Н.П. Боярыня Феодосия Прокофьевна Морозова (по поводу одного искаженного факта) // Живописная Россия. 1901. №46. С.593—595.

Материал взят из книги: Осипов В.И. «… в Боровеск, на мое отечество, на место мученное…» (Боровский период жизни протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, княгини Урусовой). Калуга, 2007. Глава 3.

© Осипов В.И.

 
Объявления
Новое на сайте НОЯБРЬ 2017 г.

Выставка «Образ Богоматери» 1 ноября по 5 декабря 2017 г. МВЦ

ВНИМАНИЕ!!! КЛАССИКИ И СОВРЕМЕННИКИ. Выставка Анны Леон 19 августа-19 ноября

ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014