Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Населенные пункты Боровского района > Из истории усадьбы Белкино.

        
Из истории усадьбы Белкино

Усадьба Белкино, расположена на территории Боровского района Калужской области, примыкает к северной окраине Обнинска.

Текст составлен Е. Чистяковой по материалам:

1. Музея истории города Обнинска

Зав. научным отделом: Васильева Зинаида Викторовна

научный сотрудник Кащеева Алина Александровна

2. Культурно-экологического фонда «Усадьба Белкино»

научный сотрудник Ларина Татьяна Михайловна

3.Обнинской городской казачьей общины "Спас"

председатель правления Лизунов Игорь Константинович

сотрудник Лапкин Александр Владимирович

4.Храма в честь святых Бориса и Глеба

настоятель: протоиерей Алексей Поляков

Использованная литература:

1. Васильева З.В., Кащеева А.А. Три усадьбы. Белкино.Турлики. Бугры. Издательство «Фридгельм» Калуга, 2009.

2. Обнинск. История города и края с древнейших времен до наших дней. Под редакцией Т.М. Лариной. Обнинск, 2004.

3. Записки графа Михаила Дмитриевича Бутурлина. Русский архив 1897 год.

4. Церковно-приходская школа с.Белкино. Паршикова А.А.Боровский краевед. Боровск, 1997.

5. Васильева З.В. Судьба Белкино. Статья для СМИ

В XV в. усадьбой владел род Белкиных. На основании этого есть предположение о происхождении названия этого места. В конце XVI в. Белкино принадлежало Малюте Скуратову, сподвижнику Ивана Грозного. В 1579 на дочери Григория Скуратова-Бельского Марии, женился Борис Федорович Годунов, будучи в то время восемнадцатилетним опричником. В приданое за дочерью, Малюта отдал Борису эти земли. Впервые как вотчина Бориса Годунова, Белкино упоминается в 1588 году.

В 1605 после свержения Годуновых, Белкино получает Михаил Нагой. А в 1611 году эти земли переходят князьям Долгоруким. Этот род управлял имением более 100 лет до начала XVIII века. Последним владельцем был Григорий Прохорович Долгорукий. Григорий был женат на княжне Анне Михайловне Жировой-Засекиной. Их единственная дочь Анастасия родилась на рубеже века. К началу 1720-х годов она вышла замуж за Василия Ивановича Волынского. После ранней смерти родителей, Белкино достается в наследство их дочери, десятилетней Елене Волынской.

Детство и юность Елены пришлись на мрачные годы царствования Анны Иоанновны. В середине XVIII века Елена Волынская вышла замуж за князя Сергея Васильевича Урусова, молодого артиллерийского офицера. Но в 1755 году подпоручик Урусов неожиданно скончался. Семья оказалась в сложном положении, Елена Васильевна была вынуждена заложить все имения, доставшиеся ей от родителей, богатейшему вельможе своему дальнему родственнику Ивану Илларионовичу Воронцову. Выкупить имения она уже не смогла. В 1761 году Белкино перешло во владение графа Воронцова. С этого момента в истории жизни села открылась новая интересная страница.

В морозную ноябрьскую ночь 1741 года братья Воронцовы Михаил, Роман и Иван участвовали в дворцовом перевороте, присягнув дочери Петра Елизавете на верность. Переворот послужил невиданному возвышению Воронцовых. Через несколько лет Михаил Воронцов станет государственным канцлером, Роман – генерал-аншефом, младший Иван Илларионович Воронцов (1719-1789) получает чин поручика Преображенского лейб-гвардейского полка.

Портрет графа И.И.Воронцова. Рокотов Ф.С. конец 1760-х Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В знак особой милости императрица выдает за Ивана свою троюродную сестру Марию Волынскую (1725-1792). Ее отец кабинет-министр Артемий Петрович Волынский активно боролся против засилья при дворе иностранных проходимцев, бросив вызов всемогущему Бирону. Силы были неравными, и в 1740 году Волынский сложил голову на плахе. После казни, детей Волынского сослали в Сибирь. Но торжество Бирона было недолгим, регентша Анна Леопольдовна вернула детей, а позднее Елизавета отменила приказ о конфискации имущества. В день свадьбы Ивана и Марии она вернула молодоженам родовое имение Волынских – Вороново.

Портрет графини М.А..Воронцовой (ур.Волынской). Рокотов Ф.С. конец 1760-х Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В 1753 году осыпанный царскими милостями, Иван Воронцов, получает чин капитана Преображенского полка, через два года пожалован придворным званием камер-юнкера при великом князе Петре Федоровиче. В 1760 году возведен, по ходатайству императрицы, в графское достоинство Священной Римской империи. При вступлении на престол, Петр III пожаловал Ивану Илларионовичу звание генерал-поручика.

Царствование Петра III ознаменовалось принятием знаменитого Манифеста о вольности дворянства 18 февраля 1762 года. Дворяне получали право нигде не служить и свободно распоряжаться своим временем. Многие представители благородного сословия тут же оставили службу, чтобы вплотную заняться обустройством своих имений. Недолгим было правление Петра, на престол взошла его жена принцесса Анхальт-Цербская, в православии Екатерина Алексеевна. Воспользовавшись Манифестом, Иван Воронцов также как и многие подал в отставку. Усадебное строительство приобретает небывалый размах. Эпоха Екатерины II становится "золотым веком" русской усадьбы.

Многочисленные имения Воронцова были разбросаны по разным губерниям и уездам России. Самым ценным, он считал подмосковное Вороново, приданое жены. Его основное внимание было поглощено обустройством именно этой усадьбы. Вместе с тем, не будучи стесненным в средствах, граф организовал строительство усадебных комплексов и в других своих имениях. Белкино также вошло в их число, поскольку Иван Илларионович иногда приезжал сюда осенней порою, чтобы поохотиться. «По тогдашнему размашистому масштабу вельможных состояний», пишет его правнук Михаил Бутурлин, - «о белкинской вотчине (с ее пятьюстами крепостными) говорили как о сущей безделушке: небольшой уголок земли - и более ничего». Прежде здесь стояли лишь обветшавшие деревянные постройки – барские хоромы, построенные при Долгоруких и церковь, хранившая память о Борисе Годунове. Одержимый страстью к строительству, Воронцов затевает в Белкино возведение новой усадьбы. Автор проекта усадьбы документально не известен. Но есть предположение, что это Карл Бланк (1728—1793). Карл Иванович работал на Воронцова много лет, и все его усадьбы имеют сходные черты.

Как всякий хороший хозяин, первым делом граф взялся за постройку церкви. Храм в честь свв. Бориса и Глеба был освящен 13 июля 1773 года.

Храм имел достаточно типичную для той эпохи планировку с продольной ориентацией. С востока двухсветная прямоугольная алтарная абсида, в центре купол "восьмерик на четверике", с запада – трапезная и устремленная вверх трехъярусная колокольня, увенчанная высоким шпилем. Поскольку четверик почти не выступал за грани восьмерика, в целом получался необычайно стройный, элегантный боковой силуэт, создававший впечатление воздушности. Фасады храма украсили пилястрами и высокими окнами с полуциркульным завершением, что было свойственно раннему классицизму. Каждому окну соответствовало небольшое овальное окно второго света, это придавало храму особое своеобразие, характерное для построек Бланка и неповторимость стиля барокко. Фасад церкви был окрашен двумя оттенками белого и светло-охристого цвета. Своим скромным, но нарядным обликом храм напоминал парковый павильон, что вполне соответствовало традициям усадебной архитектуры екатерининской эпохи.

Церковь свв. Бориса и Глеба Белкино. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Под стать внешнего, было и внутреннее убранство храма. По рекомендации Баженова, расписывать храм Воронцов пригласил его ученика архитектора Ивана Некрасова. Храм и трапезную расписали фресками, изображавшими коринфские пилястры с портиками и треугольными фронтонами. Купол восьмерика украсили кессонами, для придания еще большего сферического объема. Роспись была выполнена в технике гризайль в светло-охристом золотистом цвете. Это создавало впечатление наполненности теплом и светом. На пилоне арки между трапезной и храмом сделали надпись, увековечившую год освящения храма.

Храм возвели, но строительство усадьбы приостановили. На Урале началась война под предводительством Емельяна Пугачева. Напуганная бунтом Екатерина II, отозвала незаслуженно забытого генерал-поручика Ивана Воронцова и поставила начальником тайной экспедиции. После усмирения бунта императрица в знак благодарности навестила графа Воронцова в его имении Вороново.

Трудно сказать, когда возобновилось строительство белкинской усадьбы.

Недалеко от церкви, на возвышенном месте, Воронцов начинает возводить трехэтажный каменный дом. Строился не дворец, строилась охотничья резиденция, но с размахом тогдашней жизни.

План усадьбы Белкино. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Возведенный Воронцовым великолепный трехэтажный каменный дом имел монолитный, почти кубический объем, не осложненный портиками и лепниной. Строгий лаконизм внешнего убранства создавал впечатление благородной простоты и монументальности. Выразительность оформления фасадов достигалось за счет применения рельефной облицовки. Нижний этаж отделенный выступающим карнизом, был покрыт рустовкой полностью, что усиливало ощущение массивности здания. Центры фасадов и закругленные углы здания также были выделены рустом. Фактуру стен между вторым и третьим этажами оживляли филенки. Игра света и тени придавала фасадам видимость дворцовой роскоши. Этот эффект еще более усиливала окраска в классической бело-золотистой гамме. Вход в дом, как со стороны парадного двора, так и со стороны парка был оформлен в виде крыльца с четырьмя колоннами, на которые опирался длинный балкон второго этажа. Здание покрывала четырехскатная крыша.

Белкинский особняк относился к числу характерных памятников раннего классицизма.

Особняк усадьбы Белкино. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Пары каменных двухэтажных и одноэтажных флигелей расположенных симметрично по обе стороны дома, соединялись въездными воротами с чугунной узорчатой оградой. В центре парадного двора была разбита круглая цветочная клумба, обсаженная по контуру желтой акацией. Во флигелях Воронцов разместил дворовые службы.

Ворота усадьбы Белкино. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Как и полагалось, в главном доме имелись хозяйственные, парадные и жилые комнаты.

На первом этаже Воронцов сделал необычный сводчатый потолок, характерный для древнерусских палат, опирающийся на массивный центральный столп. Здесь находились жилые и хозяйственные помещения, под ними сводчатый подвал. На второй парадный этаж вела широкая дубовая лестница. Основную часть второго этажа составляла торжественная анфилада из трех комнат. Все комнаты были проходными, сквозь них весь этаж можно было обойти по периметру. Благодаря чему создавалась сквозная перспектива, а окна с видом на парк усиливали впечатление наполненностью светом и связью с природой. Половину анфилады занимал огромный двусветный зал, захватывающий уровень третьего этажа. С хорами для крепостного оркестра, скрытыми от глаз гостей за балюстрадой. Стены зала были украшены альфреско, музыкальными эмблемами и орнаментами, а на плафоне купольного потолка - мифологический сюжет. В середине зала стоял огромный черный стол расписанный плодами и цветочными букетами. Анфиладу продолжала светлая просторная гостиная с выходом на балкон, откуда открывался великолепный вид на парк. Из мебели в гостиной располагался большой жесткий диван с высокой спинкой и кресла, обитые полосатой холстиной. По сторонам балконной двери возвышались два комода. Гостиную украшали фарфоровые канделябры в виде цветочных ветвей. Стены были обтянуты темно-желтыми шпалерами, на которые наклеили залакированные гравюры с видами Венеции. Рядом был небольшой угловой кабинет с белыми штофными обоями и гравюрами с итальянскими пейзажами. Кроме этих комнат были и жилые, одна из них имела выход на балкон перед парадным крыльцом.

Кабинет особняка усадьбы Белкино. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Главной роскошью в помещениях парадной анфилады были восхитительные наборные паркеты. Детали их орнамента были набраны из пластин ценных пород дерева, отличающихся по цвету и фактуре. Поскольку особняк предназначался только для проживания в теплое время года, печей в нем не было, лишь в двусветном зале оборудовали декоративный камин.

На третьем этаже размещались жилые комнаты с незатейливым, интимным убранством. Мебель здесь стояла окрашенная белой краской и обитая зеленым сафьяном. По тем временам такая обстановка считалась весьма скромной, ведь усадьба предназначалась не для торжественных приемов, а для спокойного уединения в деревенской глуши. Как можно предположить, большая часть мебели в особняке была изготовлена крепостными мастерами.

В планировке парка гармонично сочетались регулярная и пейзажная части. Правый склон оврага, спускающийся к Большому пруду, был террасирован, и на каждой из трех пологих ступенек-террас были устроены небольшие искусственные пруды. Они образовали грандиозный живописный каскад - важнейший композиционный элемент усадебного зодчества того периода. На террасах Воронцов разбил регулярный липовый парк.

В основе планировки парка – классическое пересечение двух композиционных осей. Широкая центральная липовая аллея спускалась от главного дома по террасам к большому пруду, создавая глубокую перспективу с видами на село и поля на противоположном берегу. Она делила всю территорию парка на две симметричные половины. Главную аллею пересекали боковые, проходившие по кромкам террас. В ту пору липа являлась наиболее популярной парковой культурой. Все деревья в аллеях регулярного парка тщательно подстригали, придавая им шарообразную форму. Были в парке и шпалеры, образующие зеленые стены, в них делались ниши для скамеек, были цветники со сложными узорами.

План парка. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Каскад прудов, был вытянут цепочкой с севера на юг, параллельно главной композиционной оси. Пруды разделялись земляными дамбами. Все части каскада сообщались между собой специальными пропускными устройствами, через которые были перекинуты изящные каменные мостики.

Большой старый вяз, по преданию посаженный Борисом Годуновым, возвышался над всеми деревьями парка и был виден за несколько верст, как маяк.

При устройстве парка Воронцов перенес крестьянские дома, которые портили вид усадьбы, на другой берег пруда, где вместо лачуг крытых соломой, по указанию барина выстроили несколько двухэтажных каменных домиков, рассчитанных на две крестьянские семьи. Это нововведение, задуманное без учета психологии самих крестьян, не нашло у них одобрения. В дальнейшем, почти все строения были заброшены. Но сама попытка улучшения условий жизни своих крестьян говорит о многом.

Регулярный парк в Белкино высаживали тогда, когда парки этого стиля уже выходили из моды, в отличии от пейзажных, получавших большое распространение. Не желая отставать от новых веяний, Иван Воронцов приказал разбить пейзажный парк в своем новом имении. Недалеко от церкви, на склоне оврага, он построил из кирпича живописную ригу, состоявшую из двух одноэтажных зданий, соединенных между собой полуциркульным проездом, служившим воротами в пейзажный парк. Здание риги украсили филенками и наличниками, а ее торцовые фасады – высокой щипцовой кровлей.

Рига. Цветной офорт. 1993г. А.П.Шубин

Пейзажный парк воссоздавал иллюзию первозданной, девственной природы. Но эта "естественность" достигалась в результате кропотливого труда. Все посадки тщательно планировались. Прихотливо изогнутые тропинки, как бы случайно выводили к великолепным видам. Основной идеей была смена тщательно продуманных пейзажных картин.

Восточнее главного дома на одной композиционной оси, построили хозяйственный комплекс с конюшней и каретником - каменное строение, образующее в плане замкнутый прямоугольник. В березовых аллеях, посаженных вдоль дорог, ведущих в усадьбу, для более удобного проезда через лощины, Воронцов соорудил два каменных моста.

В конце 1780-х годов строительство усадьбы было закончено.

В 1789 году только что отстроенную усадьбу унаследовал старший сын Ивана Воронцова Артемий Иванович Воронцов (1748-1813).

Портрет графа А.И. Воронцова. Левицкий Д.Г 1780-ые Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

В двадцать шесть лет граф Артемий Воронцов поступил на службу при дворе в чине камер-юнкера. К концу жизни он стал действительным тайным советником, камергером и сенатором, кавалером разных орденов. О своем продвижении по службе он совершенно не беспокоился, чины шли по выслуге лет. Далекий от придворной суеты, граф серьезно занимался литературными переводами с французского и латыни, дружил с видными поэтами. Настоящей страстью его стало грандиозное строительство в Вороново, которое быстро поглотило все унаследованное им огромное состояние. В имение Белкино Артемий Воронцов приезжал редко. В двадцать пять лет граф женился на Прасковье Федоровне Квашниной-Самариной (1750-1797) - двоюродной сестре Марии Алексеевны Ганнибал, бабушки Александра Сергеевича Пушкина. Семьи Воронцовых и Пушкиных связывали тесные дружеские отношения.

Портрет П.Ф. Воронцовой (ур. Квашниной-Самариной). Левицкий Д.Г.1780-90 г Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

У Артемия Ивановича было четыре дочери. В августе 1793 года его вторая дочь, черноглазая красавица Анюта, которой едва минуло шестнадцать, вышла замуж за своего троюродного брата графа Дмитрия Бутурлина.

Портрет А.А.Бутурлиной (ур..Воронцовой). Ф.С.Рокотов 1798г.Тамбовская областная картинная галерея

В приданое за ней было отдано белкинское имение. Здесь, в храме свв. Бориса и Глеба, молодые обвенчались.

Портрет Д.П.Бутурлина. Ф.С.Рокотов 1798г.Тамбовская областная картинная галерея

Граф Дмитрий Петрович Бутурлин (1763-1829) происходил из очень знатного рода. Внук фельдмаршала Александра Бутурлина и крестник Екатерины II, рано оставшись сиротой, воспитывался братьями своей матери Марии Романовны Воронцовой – Александром и Семеном. По окончании Сухопутного шляхетского корпуса, в 1785 году Дмитрий был определен адъютантом к всемогущему Григорию Алексеевичу Потемкину. Это открывало юному Бутурлину блестящую перспективу. Но военная служба не пришлась ему по вкусу из-за склонности к уединению и ученым занятиям. Благодаря своему дяди Александру Романовичу, с юных лет граф увлекался передовыми воззрениями эпохи Просвещения, был страстным поклонником Вольтера и Руссо. Просил императрицу отпустить его в Париж, где началась революция. Получив отказ, в знак протеста в возрасте двадцати двух лет вышел в отставку. Оставив службу при дворе, Бутурлин перебрался в Москву. Впоследствии он уже никогда не служил - правда, некоторое время состоял директором Императорского Эрмитажа. Должность директора просуществовала всего три года, а дальше он ведал Эрмитажем в порядке чисто личного поручения императора. В Петербурге он старался не задерживаться. Это был типичный московский либерал, независимый вельможа, владел несколькими языками, был страстным библиофилом. Все свое время Дмитрий Петрович посвящал любимому занятию - составлению библиотеки. Им была создана одна из лучших в Европе библиотек, более 40 тысяч томов.

После свадьбы молодые поселились в городской усадьбе Дмитрия Петровича в Немецкой слободе, где обширный сад спускался прямо к Яузе. Они жили открытым домом, содержали огромную дворню и многочисленных слуг, гувернеров, музыкантов, художников, учителей и библиотекарей.

Белкино было единственным подмосковным имением семьи Бутурлиных, потому именно здесь они стали проводить каждое лето. Дмитрий Петрович полюбил это место. Страстный садовод, он продолжил дело, начатое Иваном Воронцовым. За липовым парком, на выкупленных церковных землях, на протяжении двадцати лет Бутурлин создавал пейзажный английский парк.

От риги, построенной Воронцовым, по склону оврага проложили крутую извилистую тропинку с романтическим мостиком через ручей. Сделав полукруг, тропинка приводила на просторную солнечную поляну, полого спускавшуюся к пруду, получившую название Покат. На краю поляны граф разместил свои оранжереи с лимонными и померанцевыми деревьями. На склоне оврага устроили уютный маленький грот. Рядом был разбит ботанический сад, обнесенный оградой, где граф проводил свои научные опыты, подходя к садовому искусству, как естествоиспытатель и ботаник.

По воспоминаниям Михаила Бутурлина за оградою ботанического сада с цветниками и оранжереями начиналась длинная и довольно глубокая живописная долина, окаймленная по обеим сторонам березовым леском. Ее звали Марьиною рощею. Рощи использовали как для прогулок, так и в хозяйственных целях, собирали грибы, ягоды, брали дрова. В Марьиной роще высадили сирень, под ветвистыми дубами, были устроены дерновые диваны для отдыха. Недалеко выстроили два павильона. Один вроде домика изящной архитектуры из двух комнат, для чаепития. Другой в лесной чаще на противоположной вершине, был сделан из березовых неочищенных стволов и корявых сучьев с корою, из того же материала была внутренняя мебель, назывался Эрмитажем.

Анна Артемьевна (1777-1854) как и ее муж, свой досуг посвящала садоводству. Она ухаживала за редкими сортами георгинов, камелий и тюльпанов, которые выписывал Бутурлин из Европы, но еще больше она любила писать их акварелью. Она обладала незаурядными художественными способностями, много занималась живописью, любила вышивать цветы по канве прямо с натуры. Одно время в Белкине жил итальянский художник Молинари, который давал графине уроки миниатюрной живописи по слоновой кости, в чем она достигла совершенства. Анна Бутурлина хотя и была гораздо моложе своего мужа, но характер имела куда более решительный и практичный, все хозяйственные дела, включая управление имениями, держались именно на ней. Жизнерадостная и энергичная, отличавшаяся яркой обворожительной красотой и особым обаянием она всегда блестяще выступала в роли хозяйки великосветского салона.

В 1805 году графиня Анна решила обновить росписи усадебного храма. К тому же ей захотелось увековечить память о самом ярком и знаменательном событии в своей жизни – венчании с мужем. По обеим сторонам арки, сделали две надписи, одну в память о её венчании, а другую – в память об основании храма.

Подобно многим богатым вельможам, Бутурлины поощряли развитие доморощенных талантов среди своих дворовых. К примеру, молодой слуга Григорий Некрасов, обнаруживший наклонность к архитектуре, был отдан в обучение к одному из известных московских зодчих, в дальнейшем под его руководством проводились строительные работы в Белкине.

Среди московской челяди Бутурлиных выделялся молодой буфетчик Иван Бешенцев, остряк и самоучка, даровитый поэт и яркий сатирический художник. Он создал целый альбом оригинальных акварельных карикатур на всех членов семьи и гостей Бутурлиных.

Особого внимания заслуживает еще один пример. На рубеже веков приказчиком в усадьбе Белкино был Иван Ильич Иноземцев, его отец еще ребенком был вывезен из Персии. В феврале 1802 года в семье Иноземцева - родился сын Федор. Мальчик с ранних лет проявлял живой ум и тягу к знаниям, особенно интересовался природой, растениями и животными. Грамоте он начал учиться у белкинского священника о.Федора Богослова. В дальнейшем, при материальной поддержке Бутурлина, Федор Иванович Иноземцев (1802 – 1869) получил блестящее образование и стал знаменитым врачом, звездой первой величины в русской медицине XIX века.

Иноземцев Федор Иванович (врач). 1844. Захаров-Чеченец. Государственная Третьяковская галерея

Гостеприимный белкинский дом посещали люди разного светского положения. Гостила там княгиня Екатерина Романовна Дашкова, жившая неподалеку в Троицком, граф Михаил Семенович Воронцов, Нарышкины. Бывал там известный историк, калужский архиерей о. Евгений (Болховитинов). Бутурлины часто приглашали в Белкино иностранцев, среди которых встречались эмигранты из революционной Франции, и итальянские служители искусства. Среди гостей имения Михаил Бутурлин упоминает графа де-Бальмена, маркиза де-ла Мезонфорта.

Знатоков истории Белкино, давно волнует вопрос, бывал ли в Белкине Пушкин. Известно, что родители Александра были хорошо знакомы с Бутурлиными, их связывали тесные родственные и дружеские отношения, их дома в Немецкой слободе располагались совсем рядом. Еще до поступления в Лицей юный поэт нередко приходил вместе с родителями в гостеприимный московский дом Дмитрия Петровича и пользовался его великолепной библиотекой. В знаменитом альбоме крепостного художника Ивана Бешенцева сохранились портретные зарисовки родителей Пушкина.

Шаржированные портреты Н.О.Пушкиной (ур.Ганнибал) и С.Л.Пушкина. И.Бешенцев ок.1815 г.

Летний сезон 1812 года семья Бутурлиных, как всегда, проводила в имении Белкино. Здесь застала их война. Наполеон рвался к Москве. Когда стал слышан далекий гул боя, семейство переехало свое воронежское имение – Бутурлиновку.

После Малоярославецкого сражения, началось отступление французов. Побывали они и в Белкино. Имение не было повреждено и разграблено. А вот дом Бутурлиных в Немецкой слободе был сожжен. Уникальная библиотека графа погибла в огне московского пожара. Уцелела лишь та часть книжного собрания, которая находилась в Белкино, около 4 тысяч томов. Дмитрий Петрович стоически перенес потерю своего бесценного сокровища - дела всей своей жизни, философски говоря: «Бог дал, Бог и отнял, да будет святая Его воля». Но этот страшный удар подорвал его здоровье.

У Бутурлиных было шестеро детей. Михаил Бутурлин подробно описывал привольную жизнь графских детей в Белкине. Они бегали по окрестным рощам и лесам, собирая грибы и ягоды, ловили в прудах карасей, качались на качелях в парке, играли в горелки с горничными девушками и своими сверстниками из дворовых. В риге, где обычно хранилось господское зерно, устраивались спектакли, играли сами дети с ближайшими дворовыми.

Летом 1813 года семья Бутурлиных переживает две тяжелых потери. Простудившись, умирает отец Анны – Артемий Иванович Воронцов, а следом умирает семилетняя дочь Софья. Анна Артемьевна очень тосковала. Теперь младшее поколение Бутурлиных состояло из Марии, Михаила, Елизаветы и только что родившейся в 1813 году Елены.

В 1814 году после разгрома Наполеоновской армии и взятия Парижа в отпуск приехал старший сын Бутурлиных – Петр, награжденный орденом св. Владимира 4 степени за храбрость. С началом войны он был офицером в свите царя, а затем адъютантом у князя Петра Михайловича Волконского.

Зиму с 1815 на 1816 год Бутурлины провели в Белкино. Так как особняк был не приспособлен для зимнего проживания, семья поселилась в большом деревянном доме, построенном заранее под контролем крепостного архитектора Григория Некрасова. Тогда же сделали каменный отапливаемый придел к церкви Бориса и Глеба. В самой церкви установили деревянный иконостас в виде классического портика с четырьмя коринфскими пилястрами. При перестройке произошло разрушение настенной живописи и осыпание штукатурки, поэтому храм частично расписали заново фресками на архитектурные темы.

В 1816 году резко участились приступы астмы у Петра Дмитриевича Бутурлина, медики посоветовали сменить климат.

Портрет Д.П.Бутурлина. Неизвестный художник с портрета И.Эндера ок.1820г. Музей истории Обнинска

В 1817 г. вся семья Бутурлиных выехала во Флоренцию. В России они больше уже не жили. Выбор Флоренции как места постоянного жительства был продиктован не только благодатным тосканским климатом. Возможно, сыграли свою роль оппозиционные настроения графа. Во Флоренции Бутурлин приобрел старинный ренессансный дворец Никколини, называющийся с тех пор Палаццо Бутурлин. Здесь Дмитрий Петрович начал собирать новую библиотеку. В их доме появилась Православная Русская Церковь - самая первая в Италии, хотя часть семьи и приняла католичество. Дом Бутурлиных во Флоренции оставался таким же хлебосольным и открытым.

Портрет А.А..Бутурлиной (ур.Воронцовой). Неизвестный художник ок.1829г. Музей истории Обнинска

Хозяева очень любили русских художников, живших здесь. Завсегдатаями дома стали Орест Кипренский, Карл и Александр Брюлловы, Сильвестр Щедрин. Частым гостем бывал в их доме чиновник коллегии иностранных дел Д.П.Северин. По его совету Бутурлины направили своего младшего сына Михаила на службу в Россию.

В России имя графа Михаила Дмитриевича Бутурлина (1807 – 1876) хорошо известно. Именно он достаточно подробно описал Белкино в своих воспоминаниях, что дало уникальную возможность восстановить картину жизни имения в начале XIX века.

Весной 1824 года 17-летний Михаил Бутурлин прибыл в Одессу, губернатором, которой был его крестный отец Михаил Семенович Воронцов (1782—1856).

Граф М.Д.Бутурлин ок.1825. Неизвестный художник с портрета К.Брюлова

До войны семьи Бутурлиных и Пушкиных, как упоминалось ранее, дружили. Михаил Дмитриевич, будучи братом поэта, был бы рад знакомству с Пушкиным, если бы не напутствие отца. К сожалению, Дмитрий Петрович весьма сдержанно стал относиться к Александру Сергеевичу. Отправляя сына в Одессу, старый Бутурлин просил его остерегаться опального поэта. Встречаясь с Пушкиным в обществе, Михаил желал сблизиться с ним, но так как не вышел из-под контроля родителей, не мог удовлетворить вполне этого желания.

В 60 –70-е годы XIX века Михаил Дмитриевич много занимался русской историей. Благодаря воспоминаниям графа Михаила Бутурлина, опубликованных в «Русском архиве» П.И. Бартенева, читатели получили яркие зарисовки жизни дореформенной России – описание быта придворной знати и провинциального дворянства.

После смерти Дмитрия Петровича члены семьи Бутурлиных произвели раздел между собой недвижимого имущества, оставшегося в России. Владельцы решили держать на все три наследные части одного управляющего. Выбор пал на Ивана Антоновича Кавецкого. Отставной поручик И.А.Кавецкий с 1815 года работал управляющим в Бутурлиновке. К тому времени Иван Антонович уже овдовел, и его единственную дочь Варвару графиня взяла к себе на воспитание. Будучи ровесницей Михаила, Варенька стала спутницей его детских игр. Накануне отъезда из России Анна Артемьевна поместила ее за свой счет в Петербургский Екатерининский институт.

В 1833 году белкинское имение, как не приносящее доходов, было отдано в арендное содержание управляющему Кавецкому.

Старший сын Бутурлиных Петр, владелец имения Бутурлиновка, сдружился с воронежским помещиком Наркизом Антоновичем Обнинским. Они были одногодками, оба участниками войны 1812 года. Вероятно именно в имении Петра Дмитриевича, Наркиз Антонович встретил свою суженую – Варвару Кавецкую.

Полковник Наркиз Антонович Обнинский (1791—1863), также как и Кавецкий имел польское происхождение. Он принял боевое крещение в сражении под Данцигом. За длинный век своей военной карьеры участвовал во многих знаменитых боях Отечественной войны 1812 года и заграничного похода, сумев проявить подлинный героизм.

В 1840 году Обнинский покупает у графини Бутурлиной белкинское имение, в рассрочку. Хотя Наркиз Антонович и выступал в качестве официального покупателя, Михаил Бутурлин называет покупщиком тестя Обнинского - Ивана Кавецкого. Из этого следует, что поместье частично было приобретено на средства арендатора, вероятно, оно и составило приданое Варвары Кавецкой.

Вскоре после женитьбы Обнинский вышел в отставку в чине полковника. Деятельная натура военного не позволяла ему замкнуться в семейном кругу и хозяйственных заботах. Если прежде он жил интересами своего полка, то теперь активно включился в местную общественную жизнь. Он приобрел не только Белкино, но и ближайшие деревни Боровского уезда, Шемякино, Самсоново и Кривское.

Наркиз Обнинский. Рис. П.Н.Обнинского ок.1850 г.Музей истории Обнинска

Новые владельцы имения относились к своей собственности уже иначе. Обнинский перестраивает дом. В парадных комнатах навешивает двери, вместо камина, устраивает изразцовые печи. Теперь имение приобретает типичный облик русской усадьбы середины XIX века, когда ценится не внешний блеск, а уют и рационализм. Прекращается тщательный уход за парком. Для того чтобы частично компенсировать покупку имения Кавецкий вырубает на продажу обширные участки леса. Как с горечью замечает Михаил Бутурлин, не щадит он даже березовых аллей Воронцова, тянувшихся в разных направлениях от господской усадьбы на несколько верст.

После поражения в Крымской войне, в России назревал глубокий кризис. В общественных кругах, все чаще велись разговоры об освобождении крестьян. 19 февраля 1861 года Александр II подписал манифест об отмене крепостного права. Десятки миллионов крестьян, основная часть населения страны, были избавлены от крепостного рабства. Отныне их нельзя было продавать, покупать, насильно женить, они получили гражданские права. В этот период у белкинских крестьян впервые появились фамилии. Среди крестьян начали распространяться различные промыслы. Особенно они были развиты в Боровском уезде, где земледелие на неплодородных истощенных почвах не окупало себя, и крестьянам приходилось искать другие источники дохода. Освобожденные крестьяне занялись кустарным ткачеством, огородничеством и перевозкой грузов на своих лошадях.

Старший сын Обнинского Петр Наркизович (1837-1904), закончив юридический факультет Московского университета, вернулся на Калужскую землю с горячим желанием отдать все свои силы служению родине. Его назначили мировым посредником. На этой деятельности сосредоточилось основное внимание общества, напряженно следившего за всеми перипетиями воплощения в жизнь Великой реформы.

Петр Наркизович Обнинский фото нач. 1860-х гг.

Карьера Петра Обнинского яркого и талантливого юриста, блестящего оратора, развивалась довольно успешно. Вскоре он назначен прокурором Московского окружного суда.

В свободное время Петр Наркизович увлекался рисованием. В Музее истории города Обнинска хранится его альбом с талантливыми сатирическими зарисовками на злобу дня, в которых нашла яркое отражение все та же больная тема - трудности воплощения в жизнь крестьянской и судебной реформ.

П.Н.Обнинский. Зарисовки. ок.1860г. Музей истории Обнинска

В 1885 году для крестьянских детей открывается церковно-приходская школа. Попечителями выступили Петр Наркизович и его младший брат - Анатолий Наркизович Обнинские. Заведующим школы и одновременно преподавателем Закона Божьего и церковного пения стал священник о.Федор (Тихомиров). В школе обучали чтению, письму и счету. Учителем арифметики и грамматики назначили Василия Алексеевича Предтеченского, который впоследствии стал зятем Анатолия Наркизовича, женившись на его единственной дочери – Марии.

Церковно-приходская школа в Белкино фото 1911 г.

У Петра Наркизовича Обнинского и его жены Лидии Павловны, урожденной Выговской, было четверо детей: Анна, Лидия, Виктор и Борис. Жизнь шла своим чередом, дети выросли, им пора было создавать свои семьи, и встал вопрос о разделе земель белкинского имения. Старший сын Виктор получил земли близ деревни Пяткино, дочь Анна - хутор Бугры, Лидия - часть лесных угодий и пустошей, где предполагалось в будущем построить дом. Младшему сыну Борису, жившему вместе с родителями, отошла старая усадьба Белкино. Этот раздел не был сразу оформлен юридически, и формально до конца жизни Петра Наркизовича все имение считалось в его собственности.

Семья П.Н. Обнинского. Слева направо: Анна, Лидия, жена Лидия Павловна, Борис. Фото 1886 г.

Обнинские старались сочетать в обустройстве белкинской усадьбы приятное с полезным, неподалеку от особняка, восточнее липовых аллей регулярного парка, был разбит обширный яблоневый сад.

В конце XIX в. Петр Наркизович произвел капитальный ремонт церкви свв. Бориса и Глеба. Были заменены кровля и пол. На стенах появились вставки на евангельские сюжеты, а на куполе вместо кессонов - фигуры херувимов. Недалеко от храма открыли сельскую библиотеку, которой заведовала жена Обнинского Лидия Павловна.

В начале 1880-х годов старшая дочь Анна Петровна Обнинская (1866-1920) вышла замуж за московского врача Ивана Ивановича Трояновского. В приданое ей достается имение Бугры, ныне известное по имени последних владельцев как "Дача Кончаловского".

Врачебная практика сблизила Трояновского с Поленовым, а также с другими видными деятелями нашей культуры: А.П.Чеховым, Ф.И.Шаляпиным, И.Э.Грабарем, Н.К.Метнером, С.В.Рахманиновым. Он был лечащим врачом и близким другом В.А.Серова и И.И.Левитана. В начале века в коллекции Трояновского насчитывалось более двухсот произведений русской живописи и графики, в том числе работы Серова, Репина, Левитана, Врубеля, Коровина, Грабаря и многих других ярких и оригинальных художников.

Дети и внуки Петра Наркизовича всегда поддерживали тесную связь между собой. Когда они переезжали на лето в имение, зачастую все вместе собирались то в старой усадьбе в Белкино, то в Буграх. Досуг проводили весело и разнообразно.

У годуновского вяза в Белкино фото 1901г..

Лидия Павловна Обнинская, Борис Петрович Обнинский, его жена Юлия Самойловна (ур.Болончук), Анна Ивановна и Анна Петровна Трояновские, Лидия Дмитриевна Соколова, Петр Андреевич Хотяинцев, Клеопатра Александровна Обнинская.

Обнинские и Трояновские вращались в одних и тех же кругах столичной интеллигенции, поддерживая близкие отношения со многими служителями литературы и искусства. Довольно часто в белкинское имение приезжали известные художники, писатели, артисты и музыканты.

В 1897 году, в чудесные золотые дни "бабьего лета" в Бугры приехал Исаак Ильич Левитан (1860-1900), один из ведущих русских пейзажистов. Очень обаятельный, душевно мягкий человек, он искал спасения на природе от сумятицы и неразберихи в личной жизни. Он написал в Белкино несколько этюдов. На одном запечатлен участок подъездной березовой аллеи. На основе этих работ уже в Москве Левитан создал две картины. "Большая дорога. Осенний солнечный день""Сумерки. Деревня",

Весной 1907 года в Белкино приехал Петр Петрович Кончаловский (1876-1956). В это время художник входил в пору творческой зрелости, поиск своего пути в искусстве шел очень тяжело. Он долго мучился от неудовлетворенности собой. Но именно в Белкине, началась у Петра Петровича совсем новая творческая жизнь.

П.П.Кончаловский. Дом в Белкине 1907г. Музей истории Обнинска

Несколько раз в белкинское имение приезжал Валентин Александрович Серов (1865-1911). Великий художник был очень хорошо знаком и с Трояновскими, и с семьей Виктора Обнинского. Летом 1904 года Серов долго гостил в белкинском имении. Серов писал интерьеры особняка в Белкине, один из которых лег в основу картины "Зал старого дома". Она вполне могла бы послужить декорацией к "Вишневому саду" или другим пьесам Чехова. Двусветный зал особняка предстает перед нами как яркое свидетельство упадка "дворянских гнезд". Дом постепенно разрушается, хорошо видна большая трещина на стене. Старая мебель…В картине царит дух угасания и запустения, и кажется, что дом живет лишь воспоминаниями о своем блистательном прошлом.

Зал старого дома. Имение Обнинских "Белкино, 1904 г.Государственная Третьяковская галерея

Действительно белкинский особняк ветшает, по стенам расползаются трещины, парк зарастает, поддерживать старинное гнездо в достойном виде становится все труднее. Такое же впечатление усадьба Белкино произвела и на Валерия Яковлевича Брюсова (1873-1924). В июне 1910 года знаменитый поэт, приехал в белкинское имение по приглашению Трояновских вместе со своей женой Иоанной Матвеевной. Здесь он создал ряд замечательных лирических стихотворений, позднее составивших цикл "Родные степи". Этот цикл был помещен в сборник "Зеркало теней", который ознаменовал переломный этап в творчестве Брюсова. Проникновенные лирические строки воспроизводят узнаваемые пейзажи Белкино и окрестностей:

Как ясно, как ласково небо!

Как радостно реют стрижи

Вкруг церкви Бориса и Глеба!

Наибольшую известность в роду Обнинских получил старший сын Петра Наркизовича Виктор (1867-1916). В 1887 году окончил с отличием Александровское военное училище, получив офицерский чин подпоручика. Эмоциональный и очень ранимый, Виктор Петрович быстро разочаровывается в военной службе и подает прошение об отставке. В дальнейшем, работая в Петербурге по найму, Виктор Петрович познакомился с близкой родственницей одного из хозяев товарищества Клеопатрой Александровной Саловой (1880—1928) . В 1897 году, когда девушке исполнилось семнадцать лет, они поженились. В 1901 году Виктор Петрович с женой возвращается в Белкино. На родине он сразу же принялся за обустройство своего собственного гнезда. На доставшихся ему по семейному разделу землях он возводит на средства жены, небольшую усадьбу Турлики (ныне известную как «Морозовская дача»).

Виктор Петрович Обнинский. Калуга 1906г.

Когда обустройство усадьбы Турлики уже завершалось, на территории губернии развернулось строительство Московско-Киево-Варшавской железной дороги. Владельцы частных земель, отчуждаемых под дорогу, должны были получить денежную компенсацию. Но Виктор Петрович, по семейному преданию, безвозмездно пожертвовал под строительство часть своих земель. В благодарность правление железной дороги присвоило разъезду N 15 название Обнинское. Так фамилия владельцев белкинского имения была увековечена на карте этой местности, а впоследствии перешла в название города.

Будучи в Белкино, Серов создал знаменитый пастельный портрет жены Виктора Петровича- Клеопатры Обнинской, исполненный мягкого живого обаяния, насквозь пронизанный ясным прозрачным светом. Этот рисунок считается одним из лучших лирических портретов художника.

Портрет Клеопатры Обнинской с зайчиком" 1904 г. Валентин Серов Нижегородский художественный музей

В 1903 г. Виктор Петрович был избран предводителем дворянства Малоярославецкого уезда. Основные усилия он по-прежнему направляет на земскую деятельность, чувствуя, что именно здесь сможет обрести свое истинное призвание. В декабре 1904 года на собрании губернских гласных его избрали председателем Калужской губернской земской управы.

Октябрьская Всероссийская политическая стачка заставила Николая II, пойти на уступки, согласившись на создание I Государственной думы. В апреле 1906 года Обнинский успешно баллотировался в думу по Калужской губернии в качестве кандидата от кадетов.

Работая в думской аграрной комиссии, Обнинский несколько раз выступал на заседаниях. Его выступления всегда были крайне эмоциональны, проникнуты сознанием необходимости крупнейшей земельной реформы. Но предложения депутатов не нашли понимания в правительственных кругах, 8 июля 1906 года по указанию Николая II Первая Дума была распущена. Не желая подчиняться Высочайшему указу, 167 депутатов подписало знаменитое «Воззвание к народу», среди них был и Виктор Обнинский. Весь 1907 год идет следствие по делу депутатов, осужденных приговаривают к трем месяцам тюремного заключения.

В последствии, отстраненный от политической деятельности, Обнинский серьезно занимается публицистикой. Он автор широко известных работ: "Последний самодержец", "Новый строй", "Летопись русской революции". Всего лишь один год оставался до предсказанного им падения самодержавного строя, не выдержав всего пережитого, Обнинский решает уйти из жизни.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции жить в Белкино становилось все труднее. Многие члены семьи Обнинских, чтобы избежать арестов были вынуждены эмигрировать. Последний владелец имения Белкино – Борис Петрович Обнинский был расстрелян в Севастополе в 1921 году.

В 1918 году усадьба Белкино была национализирована. В белкинском особняке, в сводчатых комнатах первого этажа, открывают детский сад Первой опытной станции Наркомпроса, а позже школу первой ступени. В селе образована ткацкая артель, которая заняла хозяйственные строения имения. Впоследствии артель вошла в состав колхоза. Создание колхозов ознаменовало решающий этап борьбы с влиянием церкви. В апреле 1930 года, в разгар колхозного строительства, был арестован белкинский священник отец Иоанн (Иван Владимирович Жуков).

Церковь Бориса и Глеба. Фото ок.1970г.

После его ареста церковь закрыли. Дом священника рядом с церковью занял сельсовет. В Храме Бориса и Глеба устроен склад. В марте 1930 года в имение приезжает заведующий Государственным Боровским музеем А.Покровский. После осмотра усадьбы, он составляет докладную записку о плохой сохранности особняка.

После Великой отечественной войны усадьба Белкино была окончательно заброшена, несмотря на то, что в 1948 году решением Калужского облисполкома, признана памятником истории и архитектуры областного значения и взята под охрану.

Главный дом. Фото Е.Николаева 1968 г.

Настоящее

Жители молодого растущего Обнинска, не могут смириться с гибелью старинного дома и парка, борются за спасение усадьбы. Постановлением совета министров РСФСР № 1327 в 1960 году, усадьба «Белкино» вторично принята на государственную охрану как памятник архитектуры республиканского значения. Памятнику присвоен код 4000121000, документально обозначены элементы комплекса: два корпуса служб, парк, двухэтажный флигель, церковь Бориса и Глеба, главный дом, одноэтажный флигель. Однако охрана памятника опять осталась только на бумаге. С утратой кровли дом быстро начал разрушаться. Ветшали стены. Парк зарастал бурьяном и мусором.

Горожане пишут письма в отдел архитектуры Обнинска, главный архитектор Ю.К.Титов, просит включить в план 1976 года работы по консервации памятника. В 1978 году институт «Спецпроектреставрация» подготовил эскизные проекты реставрации главного дома и церкви. Провел инженерно-геологические изыскания.

Развалины усадьбы Белкино. Тушь, перо ок.1950г. Д.Терехов Музей истории Обнинска.

В марте 1983 года в Доме ученых Обнинска выступал писатель Владимир Чивилихин, он обвинил общественность в бездействии и безразличии к гибнущему памятнику.

В 1984 году городские власти обещают найти средства на реставрацию. В зданиях усадьбы планируется создание краеведческого музея. Администрация Боровского района обещает передать усадьбу – Обнинску. Горожане, не желая ждать, когда город или район начнет реставрацию, создают инициативную группу по спасению усадьбы. Своими силами проводят противоаварийные работы в храме, ремонтируют кровлю. Сотни людей, сотрудники музея, члены исторического клуба, учащиеся школ и студенты выходят в парк на расчистку территории. По архивным документам музея, ребята детской киностудии снимают фильм «Пока не поздно».

По ходатайству жителей Обнинска, после обращения епархии, решением Совета по делам религии при Совете Министров СССР, храм был передан Церкви 13 мая 1988 г. Это спасло здание храма от дальнейшего разрушения, постигшего остальные строения усадьбы.

Церковь Бориса и Глеба. Фото 2010 г.

В 1989 году дело сдвинулось с места. По заказу города сделан проект реставрации усадьбы, найден подрядчик. Но 1991 год свел на нет все многолетние усилия.

В 1998 году полуразрушенное здание риги с прилегающей территорией было отдано Обнинской городской казачьей общине. Началась расчистка территории. На момент восстановления сохранилось лишь западное крыло риги. Казачья община своими силами отстраивало здание риги практически заново.

Рига. Фото 2010 г.

Новый век, ознаменовался новыми событиями в жизни усадьбы.

То, что начинали делать энтузиасты, теперь подхвачено предпринимателями.

В 2002 году образован Культурно-экологический фонд «Усадьба Белкино». Усилиями фонда были очищены заброшенные каскадные пруды, огражден и восстановлен регулярный парк.

Каскадные пруды. Фото 2010 г.

В регулярном парке восстановлены аллеи. На берегу Большого пруда появилась живописная беседка.

Главная липовая аллея парка. Фото 2010 г.

Благодаря обнинским предпринимателям, жители города получили прекрасное место для прогулок и проведения праздников.

Сделано бесспорно многое, но далеко не все. Белкинский особняк до сих пор не восстановлен. Не нашлось средств на современное обследование технического состояния здания с одновременной консервацией памятника. Особняк «обескровлен», хотя пока нет официального заключения экспертизы о невозможности реставрации.

Особняк. Фото 2010 г.

Уникальные фрески XVIII века последние 50 лет пытается смыть дождь, но не получается. СМИ предрекают полное разрушение стен через год, потом еще через два, а они все стоят и стоят, в назидание всем тем, кто не умеет сейчас строить, так как строили при Воронцове.

Стены зала. Альфреско, музыкальные эмблемы и архитектурные орнаменты. Фото 2010г.


Валерий Брюсов

В полях забытые усадьбы

Свой давний дозирают сон.

И церкви сельские, простые

Забыли про былые свадьбы,

Про роскошь барских похорон.

Дряхлеют парки вековые

С аллеями душистых лип.

Над прудом, где гниют беседки,

В тиши, в часы вечеровые,

Лишь выпи слышен зыбкий всхлип.

Выходит месяц, нежит ветки

Акаций, нежит робость струй.

Он помнит прошлые затеи,

Шелк, кружева, на косах сетки,

Смех, шепот, быстрый поцелуй.

Теперь все тихо.

По аллее

Лишь жаба, волочась, ползет,

Да еж проходит осторожно...

И все бессильней, все грустнее

Сгибаются столбы ворот.

Лишь в бурю, осенью, тревожно

Парк стонет громко, как больной,

Стряхнуть стараясь ужас сонный...

Старик! жить дважды невозможно:

Ты вдруг проснешься, пробужденный

Внезапно взвизгнувшей пилой!

 
Объявления
ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

Новое на сайте в 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

О Фотоконкурсе «Боровский космос»

II научно-практическая конференция «Битва за Москву на Боровской земле». 18 ноября 2016 г.

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014