Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Музей истории и культуры старообрядчества > Аторина В.В. Изменение формы крестного знамения

        Аторина Вера Викторовна закончила Курский государственный педагогический университет. Преподаватель истории и обществознания Коровяковской средней школы Глушковского района, Курской области.

Награждена медалью «Почётный работник образования РФ»»

Круг научных интересов: русское старообрядчество, Россия 90-х г.г., отечественная культура

©Аторина В.В.

ИЗМЕНЕНИЕ ФОРМЫ КРЕСТНОГО ЗНАМЕНИЯ КАК НАЧАЛО ЦЕРКОВНОЙ РЕФОРМЫ XVII ВЕКА

«И знамение Честнаго и Животворящего

Креста Господня творите на себе тремя первыми

персты десныя руки.…Аще кто не послушает…,

мы таковаго притивника… проклятию предаем» (1).

Деяния Собора 1666-1667 года.

В настоящее исследование не входит выявление причин, по которым патриарх Никон решается изменить православный обиход, бытовавший в Русской Церкви по образцу греческого, однако, мы, опираясь на мнение многих авторитетных исследователей (2), полагаем, что унификация русского богослужебного чина по аналогии с церковной практикой Константинопольского Патриархата, где на момент начала реформы применялось троеперстие, была необходима царю Алексею Михайловичу для проведения в жизнь некоторых геополитических расчетов. Вот что по этому поводу пишет современный историк Б. Кутузов: «Русская церковная реформа XVII века была следствием политических расчетов царя Алексея наследовать со временем престол византийских императоров, и патриарх Никон, посвященный в этот план, рассчитывал, в случае успеха, стать Вселенским патриархом с кафедрой в Константинополе. Для этого нужно было, прежде всего, по мнению инициаторов проекта, привести к единообразию русскую и греческую богослужебную практику, равняясь на греков. В этом вся суть реформы» (3).

Выявление необходимости или бессмысленности реформы, а так же причин церковного раскола XVII века является темой отдельных научных изысканий. Мы ограничимся констатированием исторического факта выхода в феврале 1653 года на первой седмице Великого поста в день празднования Торжества Православия распоряжения патриарха-реформатора, где говорилось об отмене земных поклонов на покаянной молитве св. Ефрема Сирина и о введении троеперстия. «Память», изданная Никоном устанавливала следующее. Со ссылкой на Апостольское Предание Московский патриарх пишет: «По преданию святых апостол и святых отцов не подобает в Церкви метания творити на колену, но в пояс вам творити поклоны, еще и тремя персты бы есте крестились» (4). Данное послание было немедленно разослано по всем церквам, прежде всего, Москвы, и отцам настоятелям было вменено в обязательство прочитать патриаршую грамоту народу в один из воскресных богослужебных дней. (Никоновский указ так же дословно цитируется протопопом Аввакумом).

Необходимо отметить, что накануне церковных преобразований, в начале 1649 года в Москве появляется Иерусалимский патриарх Паисий, указавший Никону на богослужебные разночтения между Греческой Церковью (этот термин мы употребляем как обобщенный для нескольких восточных церквей) и Русской. Патриарх Никон попадает под влияние заезжего Иерусалимского первопредстоятеля и решается на исправление церковного обихода в соответствии с греческим уставом. «Конечно, ни ему, ни Паисию, ни кому другому и в голову не приходило, что эти разночтения устава были результатом перемены устава самими греками, а не ошибок русских при переписке книг, и что утверждения Паисия и других греков о русских искажениях устава были совершенно голословными и основывались на невежестве и незнании истории православной литургии» (5). (Проблема исторического происхождения двоеперстия и троеперстия, а так же их богословское толкование будет рассмотрено нами ниже).

Первым очагом сопротивления никоновским нововведениям оказался так называемый «кружок ревнителей древлего благочестия», занимавшийся благочинным устроением Русской Церкви, организацией проповедей, наведением богослужебного порядка. Членами «Кружка ревнителей древлего благочестия» являлись весьма незаурядные личности. В него входили самые видные церковные деятели тогдашнего времени, отличавшиеся высокой начитанностью, образованностью и эрудицией, такие как епископ Павел Коломенский, протопоп Иоанн Неронов, - настоятель Казанского собора Московского Кремля, отличавшийся даром проповеднического слова и немалыми организаторскими способностями, протопоп Аввакум Петрович Кондратьев, являвшийся талантливым писателем, проповедником и полемистом, протопоп Никита Добрынин, отличавшийся обширными энциклопедическими познаниями в области истории церкви, догматики, литургики и сравнительного богословия, архимандрит Спиридон (Потемкин), владевший в совершенстве несколькими языками, так же протопопы Лонгин Муромский, Лазарь Романовский, Даниил Костромской и др. Все видные члены кружка боголюбцев, кроме Иоанна Неронова оказались впоследствии первыми идеологами и проповедниками старообрядчества.

Кружок ревнителей благочестия, сосредоточивший в своих руках фактическую церковную власть, отнесся к «Памяти» патриарха Никона весьма настороженно. Ничем не мотивированный единоличный указ властного патриарха, выпущенный им без соборного одобрения, шокировал современников. Протопоп Аввакум в своём «Житии» указывает на недоверие членов кружка боголюбцев к вышедшему церковному меморандуму: «Мы же задумались, сошедшееся между собою; видим, яко зима хощет бытии; сердце озябло и ноги задрожали» (6). Слова Аввакума выражали общенародное недовольство проводимой Никоном реформой, названной А. В. Карташовым «кровоизлиянием из Русской Церкви» (7). При повышенном религиозном чувстве русских христиан, претерпевших недавно ужасы смутного времени, изменение образа крестного знамения воспринималось в качестве глобальной духовной катастрофы. Крестное знамение для православного христианина является одним из самых частых видимых средств выражения религиозного вероисповедания. Ни одна молитва, будь то домашняя или церковная, - не мыслима без крестоосенения. Не менее важной оказалась сама форма крестного знамения, перемена которой обернулась духовным кризисом, последствия которого не преодолены и в наше время. Мы согласимся с проф. С. Зеньковским, который говорил: «Даже теперь, когда обряд и религия играют гораздо меньшую роль в жизни народов, изменение крестного знамения католическим епископом или самим папой, или патриархом православной церкви представляется немыслимым» (8).

Церковная реформа «споткнулась» через религиозную психологию русского народа. Привычным для всех двоеперстием молились древнерусские святые, изображаемые на иконах: им благословляли с икон Сам Христос, всеми почитаемые святитель Никола, три святителя; Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст. В «Старой Вере» умерли отцы и деды современников реформы. Теперь же двоеперстие объявляется вредоносным и еретическим. Протопоп Аввакум пишет: «Аще мы раскольники и еретики, то и вси святи отцы наши и прежднии цари благочестивии и святейшия патриархи таковыя суть… Кто бы смел рещи таковыя хульныя глаголы на святых?» (9). Вслед за Аввакумом похожие мысли были высказаны целым рядом современных исследователей и публицистов. Реформа обернулась духовным кризисом, «началась неграмотная и нетактичная ломка» (10). Психологический оттенок событиям раскола в целом ряде публикаций придает писатель А.И. Солженицын, весьма точно отобразивший переосмысливаемую народом логику итогов церковной политики второй половины XVII века: «Они веруют, как однажды научили при крещеньи Руси – и почему же они раскольники? Вдруг им говорят: и деды, и отцы, и вы до сих пор верили неправильно, будем менять.… Для них, в то время, не как для нас: вся жизнь была в вере – и вдруг меняют. То – проклинали трёхперстие, теперь – только трёхперстие правильно, а двуперстие проклято» (11). В послании Третьему Собору Зарубежной Церкви 1974 года А.И. Солженицын высказывает смелые критические выводы относительно проклятия привычных чинов: «И сегодня, в Сергиевом Посаде, при стечении верующих идёт вечная неумолчная служба на мощами преподобного Сергия Радонежского, - но богослужебные книги, по которым молился святой, мы сожгли на смоляных кострах, как диавольские» (12). Небезызвестный русский богослов XX века Г. Флоровский всю остроту никоновской реформы видел в «резком и огульном отрицании всего старорусского чина и обряда. Не только его заменяли новым, но ещё и объявили ложным, еретическим, почти нечестивым. Именно это смутило и поразило народную совесть» (13).

«Ревнители древлего благочестия» действительно оказались в полной растерянности, осознавая всю свою ответственность перед русским народом и Церковью в деле охранения чистоты православия. Руководитель кружка – авторитетный протопоп Иоанн Неронов, поручая исполнять обязанности настоятеля Казанского собора Московского Кремля тогда еще сравнительно молодому Аввакуму, уходит в затвор в Чудов монастырь, чтобы в молитвенном мистическом созерцании, бдении и посте переосмыслить начинающиеся церковные реформы. Через некоторое время Неронов вышел из затвора с полным убеждением не подчиняться распоряжению патриарха. По преданию, во время молитвенного бдения, Иоанну Неронову от образа Спасителя было явлено откровение: «Время приспе страдания. Подобает вам неослабно страдати» (14). Неронов поделился духовным опытом со своими сподвижниками, вследствие чего кружок боголюбцев выразил коллективный протест начинаниям Никона. Протопопом Аввакумом от имени духовенства была составлена челобитная, в которой говорилось о недопустимости изменения крестного знамения, а Никон объявлялся вероотступником, ибо продолжение его реформ, по мнению боголюбцев, может привести к утрате апостольской чистоты вероучения Русской Церкви. До нас не дошло содержание этого послания. Однако можно предположить, что боголюбцы увещевали царя о прекращении начинаемых Никоном изменений в богослужебном чине, подкрепляя свои слова подборками цитат из имеющихся в их распоряжении вероучительных источников, в той или иной степени говорящих о двоеперстном крестном знамении и необходимости совершения земных поклонов во время великопостной покаянной молитвы св. Ефрема Сирина. Изначально на челобитную протопопов со стороны патриарха не последовало никакой реакции. Противники реформ начали активную и оживленную череду проповедей, где ими была защищаема непреложность церковных обычаев. До июля 1653 года политика Никона была направлена на укрепление собственной патриаршей власти, после чего властолюбивый патриарх, перейдя на радикальные меры, начал расправу со «строптивыми» протопопами.

В июле 1653 года в Москве по инициативе патриарха состоялся собор московского духовенства, на котором были запрещены патриархом в служении или лишены сана протопопы Иоанн Неронов, Даниил Костромской, Логгин Муромский. Протопоп Аввакум был арестован по патриаршему указу вместе с полусотней своих прихожан. Репрессивные меры воздействия претерпели так же другие представители духовенства, отказавшиеся принять троеперстие. Бурная реакция сопротивления церковным переменам заставила Никона действовать более осторожно. Патриарх прекрасно понимал, что самовластные и крутые методы в церковном управлении могут не достичь ожидаемых результатов. Народное сопротивление реформам было действительно серьезным. Характер недовольства православных по своей глубине был всеобщим. Нововведений не принимал не епископат, ни духовенство, ни народ. Более того, в народных массах появилось открытое или тайное сочувствие предводителям церковного сопротивления, которые, по точному замечанию А.В. Карташова, являлись «заострением всеобщего недовольства» (15). Ввиду сложившихся обстоятельств, Никон решается на следующий по-своему весьма хитроумный шаг. Проводимым реформам было предано соборное значение, не ограничивавшееся русскими святителями, а подкрепленное авторитетом восточных патриархов. Никон изначально созывает собор Русской Церкви в апреле 1654 года для получения канонического разрешения на проведение реформ. Участники собора внешне проявили лояльность к делу книжного исправления и перемене обрядов, но многие, опасаясь свержения с кафедры с последующей ссылкой, не могли создать сильной оппозиции, несмотря на свое несогласие с патриархом. Известно, что митрополит Новгородский Макарий скорбел, что подписался под осуждением старых обрядов. Сам он служил по-старому, на это он благословлял своих священников. Павел Алепский свидетельствует о том, что многие архиереи на соборе 1656 года хоть и подписались, но в тайне отказались от перемены своих книг и обрядов. Епископ Александр Вятский написал собору 1667 г. трактат о недопустимости реформ. Но на соборе, смалодушествовав, епископ Александр заявил, что отказывается от борьбы с новыми книгами. Свои сомнения он «поверг, отверг и оплевал», - покаянно заявив собору. Это малодушие сказывалось и на других. Епископ Павел Крутицкий свидетельствует, что епископы не смеют говорить открыто, ибо гнев Никона неукротим. Всех страшила судьба епископа Павла Коломенского (16). Он оказался единственным из представителей высшего духовенства открыто отказался поддерживать церковную политику патриарха, за что был Никоном единолично извергнут из сана и расстрижен. Патриарх Никон, в отношение протопопов-боголюбцев и епископа Павла, с точки зрения церковного права совершил антиканонический поступок. По 108 правилу Карфагенского Поместного Собора, для суда над священником необходим архиерейский собор, состоящий из 6 епископов, а над епископом – соответственно из 12 (17) Епископ Павел трагически закончил жизнь в ссылке и по разным данным уморенный голодом, либо сожжен на костре (18). На московском соборе 1654 года было решено исправлять книги по древнерусским и древним греческим рукописям. На практике все вышло совершенно иначе. Инициаторы реформы принялись за дело книжного исправления, равняясь на образец современных греческих книг, напечатанных в иезуитских типографиях в Риме, Париже и Венеции, что самим собою снижало их вероучительный авторитет в глазах русских православных христиан (19). За шесть лет правления патриарха Никона вышло шесть изданий служебника сильно разногласящих между собою. В сравнении со служебниками, изданными во время патриарха Иосифа, исправленные богослужебные книги обнаруживают существенные православно-богословские неточности. В 1677 году вышел новоисправленный «Чиновник архиерейского служения» в котором современники обнаружили учение о преосуществлении Святых Даров, весьма приближенное к католическому (20).

По свидетельству С. Белокурова, всего около тысячи старых служебников, уставов, псалтырей и др. богослужебных книг было в распоряжении справщиков. Однако этот материал никогда не был использован при Никоне по простой хронологической причине. Подлинное научное сличение этих текстов, их сравнение и редактирование потребовало бы многих лет кропотливой работы. Поэтому, вместо сравнения текстов, Никон решается на перепечатку современных греческих богослужебных книг венецианского издания начала XVII века (21).

В большинстве случаев, - пишет С. Зеньковский, - «исправления» текстов молитв и песнопений были крайне спорны и вызывали возмущение. Не внося никаких улучшений текста или порядка богослужения, все эти нововведения затрудняли службу духовенства, вносили хаос в церковную службу и, что было особенно опасно, подрывали веру прихожан в осмысленность, благочестие и правильность устава» (22).

После проведения собора, русским патриархом для придания авторитетности своему делу отправляется запрос в адрес Константинопольского патриарха. В запросе была освящена проблема разночтений между греческим и русским церковными уставами. Естественно, что тон письма был составлен в духе точки зрения русского патриарха-реформатора. Последний получил из Константинополя ответ, одобренный местным константинопольским собором. В ответе Вселенский патриарх Паисий показал свою чуждость к данному мероприятию и отнесся к никоновской инициативе довольно скептически. В традиции протестантской схоластики, Паисий придавал второстепенное значение церковно-уставным формам богопочитания и обращал большее внимание на исключительно духовно-нравственную сторону православного вероучения, считая, что единство церквей не разрушается тем, что он называл «обрядовыми разночтениями» (23). Но в то же время, в частном послании к Московскому патриарху, которое являлось как бы приложением к ответам на запросы Никона, Паисий увещевает главу Русской Церкви в устранение, каких то бы не было уставных различий в уставах обеих церквей. Таким образом, сам Константинопольский патриарх давал Никону стимул для дальнейших реформаторских действий (24).

Дождавшись более или менее положительного ответа из Константинополя, Никон предпринимает следующее действие. В промежутке между 1654 и 1655 гг. в Москву прибывают патриарх Сербский Гавриил и Антиохийский Макарий, митрополит Никейский Григорий. На Пятой Седмице Великого Поста 25-31 марта 1655 года под нажимом патриарха в Москве проходит очередной поместный собор с участием приезжих гостей. Собор одобрил начатые в Русской Церкви реформы и наложил анафему на приверженцев двоеперстного крестного знамения. Никон на соборе сказал знаменитую историческую фразу: «Я сам русский и сын русского, но моя вера и убеждения греческие», в которой были заложены все воззрения патриарха. Стоит отметить, что до начала собора три патриарха проводили одно за другим совместные богослужения, где по настоянию Никона восточные патриархи, один за другим с церковного амвона увещевали народ о принятии троеперстия. Патриарх Макарий в одной из таких проповедей заявил: «В Антиохи, а не в ином месте, верующие во Христа впервые были названы христианами. Оттуда распространились обряды. Ни в Антиохии, ни в Константинополе ни в Иерусалиме, ни на Синае, ни на Афоне, ни даже в Валахии и Молдавии никто так не крестится, но всеми тремя пальцами вместе» (25). Подобные высказывания были повторены патриархом Макарием два раза: 12 февраля 1656 года в Чудовом монастыре и в Успенском соборе на Торжество Православия для убеждения русских в том, что они имеют у себя двоеперстие как еретическое крестное знамение. Однако авторитет восточных патриархов не действовал убедительно на церковное сознание русских христиан, что было необходимо Никону. Многие из народа тайно продолжали креститься двумя перстами. Архиерейский собор, состоявшийся в апреле 1658 года, подтвердил деяния предыдущих соборов в отношение двоеперстия. Определение гласило следующее: «Аще кто отселе ведый не повинится творити крестное изображение на лице своем, яко же древлее святая Восточная Церковь прияла есть и яко же ныне четыре вселенские патриархи, со всеми имущими под ними христианами, повсюду вселенныя обретающимися имеют, и яко же зде прежде православии содержаша… еже тремя первыми великими персты десныя руки изображати, во образ Святыя Единосущныя и Нераздельныя и Равнопоклоняемыя Троицы, но имать творити сие неприятное церкви, еже соединяя два малые персты с великим пальцем,… сего имамы последующее св. отец селдьми вселенских соборов и прочих поместных и Святыя Восточныя Церкве четырем вселенским патриархом – всячески отлучена от Церкве…» (26). Таким образом, за время правления патриарха Никона, на двоеперстие дважды, в 1655 и 1658 гг. налагалась соборная анафема.

Однако вскоре патриарх Никон теряет весь энтузиазм к своей затее и его отношение к проводимой реформе становится равнодушным. В 1658 г. между царем Алексеем Михайловичем и Никоном произошел разрыв в межличностных отношениях, закончившийся самовольным уходом патриарха с первосвятительского престола. Но данный факт не остановил продолжение воплощения в церковную жизнь начатой реформы. Период 1658-1667 гг. характеризуются церковной смутой, определенной неустойчивостью и, казалось бы, временным затишьем. С одной стороны, возвращаются из опалы протопопы Иоанн Неронов и Аввакум, не перестающие вести активную проповедническую деятельность против реформ, с другой – православную Москву, по инициативе царя наводняют ученые – выходцы из Киево-могилянской академии (Епифаний Славинецкий, Симеон Полоцкий, братия Лихуды и др.) и подозрительные архиереи и богословы с востока, такие как митрополит Паисий Лигарид, Арсений Грек, патриарх Константинопольский Дионисий. В руках этих людей под царским началом оказывается все дело начатой еще Никоном реформы. Ее завершением стал так называемый «Великий Московский Собор» 1666-1667 года, на котором с участием уже четырех восточных патриархов; - вышеупомянутого нами Дионисия Константинопольского, Нектария Иерусалимского, Макария Антиохийского и Паисия Александрийского была окончательно была провозглашена анафема на те формы богопочитания, которые существовали в обиходе Русской Церкви, в том числе и на двоеперстие.

Примечания

1. Деяния Собора 1666-1667 года. Гл. I. Л. 10-12

2. См. подробнее: Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. Т.1. – Сергиев Посад: Тип. Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1909. (Репринт).; Зеньковский С. Русское старообрядчество. В двух томах. / Сост. Г. М. Горохов. Общ. ред. В. В. Нехотина. – М.: Институт ДИ-ДИК, 2006.; Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 2. - М.: ЭКСМО - Пресс, 2000. - С. 206.; Платонов И. С. Начало политического раскола в России: середина XVII в. - Даугавпилс, 2001.; Кристенсен С. О. История России XVII в. - М., 1989.; Кутузов Б. П. Церковная «реформа» 17 века как идеологическая диверсия и национальная катастрофа. - М., 2003.; и др.

3. Кутузов Б. П. Церковная «реформа» 17 века как идеологическая диверсия и национальная катастрофа. - М., 2003. – С. 166

4. «Сиринъ». Староверская хрестоматия.– Вильнюс. «Древлеправославие. Слово и книга», 2005. – С. 149

5. Зеньковский С. Русское старообрядчество. В двух томах. / Сост. Г. М. Горохов. Общ. ред. В. В. Нехотина. – М.: Институт ДИ-ДИК, 2006. – С. 166

6. Аввакум. Житие протопопа Аввакума, им самим написанное. – М.: Третий Рим, 2006. – С. 12

7. Карташов А. В. Смысл Старообрядчества. – Париж: 1924. // «Церковь», 1922. №2. – С. 18

8. Зеньковский С. Указ. соч. – С. 169

9. Житие протопопа Аввакума и другие его сочинения. / Сост., вступ. ст. и коммент. А. Н. Робинсона; Худож. А. Денисов. – М.: Советская Россия, 1991. – С. 94

10. Карташов А. В. Святая Русь в путях России. – «Курсы к познанию России». – Париж: 1938 // Воссоздание Святой Руси. – М., 1991. – С. 42

11. Солженицын А. И. Красное колесо. // Наш современник. 1990. №1. – С. 97

12. Солженицын А. И. Послание к Третьему Собору Зарубежной Русской Церкви 1974 г. // Публицистика. Т.1. – Ярославль: 1995. – С. 199

13. Флоровский Г. Протоиерей. Пути русского богословия. – Вильнюс: 1991. – С. 66

14. Аввакум. Протопоп. Житие ... – С. 12

15. Карташев А. В. Указ. соч. – С. 238

16. Там же. – С. 238

17. См. Кормчая (Номоканон), напечатанная с оригинала патриарха Иосифа. – СПб.: Царское Дело, 2002. – С. 453

18. См. Кожурин К. Я. Духовные учителя Сокровенной Руси. – СПб.: Питер, 2007. - С. 34.; О Павле, епископе Коломенском. // Старая вера. Старообрядческая хрестоматия. - М.: Третий Рим, 2006.

19. Мельников Ф. Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) церкви – Барнаул: АКООХ-И «Фонд поддержки строительства храма Покрова…», 2006. – С. 23

20. Успенский. Н. Д. Коллизия двух богословий в исправлении русских богослужебных книг в XVII в. // Богословские труды. – М., 1975. №13 – С. 29

21. Белокуров. С. Свидетельство Сильвестра Медведева о никоновском исправлении книг. – М., 1996. – С. 32

22. Зеньковский С. Указ. соч. – С. 180

23. Каптерев Н. Ф. Церковно-обрядовые реформы патриарха Никона // Богословский вестник. 1908. Т. 3. № 10. – С. 232

24. Мельников Ф. Е. История Русской Церкви (со времен царствования Алексея Михайловича до разгрома Соловецкого монастыря). – Барнаул: АКООХ-И «Фонд поддержки строительства храма Покрова…», 2006. – С. 171

25. Цит. по: Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. – С. 218

26. Там же. – С. 222.

 
Объявления
Новое на сайте в ИЮЛЕ 2017 г.

ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

О Фотоконкурсе «Боровский космос»

II научно-практическая конференция «Битва за Москву на Боровской земле». 18 ноября 2016 г.

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014