Навигация

Поиск

 
[ Главная | Музей истории и культуры старообрядчества | Экскурсии | Контакты | Карта сайта ]
Люди Боровска > Лесков Л. Ломоносов, Менделеев, Вернадский... Циолковский

        Леонид ЛЕСКОВ, доктор физико-математических наук, профессор.

Сегодня исполняется 140 лет со дня рождения Константина Эдуардовича Циолковского. Опубликованные им работы получили заслуженное признание во всем мире, и его совершенно справедливо считают основоположником космонавтики. Широта проблем космической деятельности, нашедших отражение в его трудах, позволяет оценивать его вклад в космонавтику как энциклопедический.

Но есть ли у нас основания относить самого Циолковского к числу ученых-энциклопедистов? Характеризуя творчество ученых такого масштаба, имеют в виду не только глубину, но и разноплановость их исследований. Среди русских ученых к числу энциклопедистов по традиции относят М.В. Ломоносова, Д.И. Менделеева, В.И. Вернадского. Имени Циолковского в этом ряду обычно не называют, полагая, что его труды сконцентрированы вокруг хотя и важного, но единственного направления –космонавтики.

Это несправедливо. Наряду с работами, посвященными техническим вопросам, Циолковский оставил не менее 100 работ по мировоззренческим, философским, этическим, социологическим, футурологическим, лингвистическим и другим гуманитарным проблемам. К сожалению, из-за противодействия идеологической цензуры в советское время публикация этих работ была невозможной, и лишь в последние годы некоторые из них удалось издать. Однако многие из этого цикла работ, которые сам Циолковский относил к числу первостепенных, до сих пор без движения лежат в отделе рукописей Архива Российской Академии наук.

На фоне многочисленных бед, обрушившихся за последние десятилетия на нашу страну, мы почти не замечаем одной из самых значительных потерь, которые понесли за это время: в результате хаотических и плохо продуманных преобразований Россия утратила тот эволюционный стержень, который именуют государственной доктриной, или национальной идеей. Попытки выдать за нее концепцию возвращения России в европейский дом закончились фактически капитулянтством перед Западом, который охотно готов принять Россию в свою хозяйственную систему, но только в качестве ресурсно-сырьевого придатка. На наших глазах постсоветская экономика приобретает черты «внутреннего колониализма», а в качестве основы «туземных» целевых и ценностных установок нам навязывают модель личного успеха, достигаемого любой ценой. Мы оказались в идеологическом вакууме.

Историческое уныние и тотальное безверие, становящееся нормой общественного самосознания, ведет к тому, что наше общество быстро проваливается в варварство, в новое средневековье, о наступлении которого предупреждал еще Н.А. Бердяев. Драматизм ситуации усугубляется той догматической самоуверенностью современных мондиалистов, которая позволяет не замечать всей глубины глобального системного кризиса мировой цивилизации.

К счастью, у нас есть что противопоставить этому идеологическому беспределу. Русская философская и культурная традиция, в русле которой немаловажное место занимает творческое наследие Циолковского, может стать той идейной и моральной основой, на которой могут быть найдены способы воссоздания духовной самобытности России и ее национального возрождения.

Во-первых, это русский натурфилософский космизм как ощущение собственной самопричастности живому Космосу.

И, таким образом, можно утверждать, что первый мировоззренческий урок, который дает нам Циолковский, состоит в том, что нам следует возродить нравственно обязывающее преклонение перед живым Космосом.

В наше время стало модным критиковать веру в исторический прогресс на том основании, что ее эксплуатировали все тоталитарные режимы XX века. Но, утверждая, что власть, выступающая от имени Будущего, нетерпима к настоящему, современные постмодернисты готовы с мутной водой выплеснуть и ребенка – историческую осмысленность человеческого существования. В разные эпохи на этот вопрос давали разные ответы. Гегель видел смысл жизни в том, что люди вплетены в процесс возвращения духа к самому себе, Маркс утверждал, что этот смысл раскрывается в историческом процессе развития материального производства. Заслуга Циолковского состоит в том, что он раскрыл еще один пласт самообразующей реальности – органическую встроенность человека в единый эволюционный космический процесс.

Второй важный для нас урок Циолковского также непосредственно связан с его космической философией – это синкретизм (от греческого Synkretismos – соединение), ощущение целостности бытия при всей его внутренней противоречивости, вселенского единства эволюционного процесса. Именно исторический жизненный порыв противостоит распаду, сообщает объединительный смысл целостному российскому суперэтносу, открывает перед ним историческую перспективу. Альтернативой этого социального синкретизма является предельная атомизация и война всех против всех. Насколько опасными могут быть эти процессы, мы могли убедиться на примере событий, разыгрывавшихся на протяжении последних лет на том географическом пространстве, которое раньше занимала страна по имени Советский Союз.

Третий урок, который нам дает Циолковский, также лежит в русле русской философской традиции – это этико-центризм. Наиболее пространная и, к сожалению, до сих пор неопубликованная работа Циолковского «Этика, или Естественные основы нравственности» посвящена именно этим проблемам. Над вопросами научного обоснования этических принципов Циолковский трудился долгие годы: первая выполненная им на эту тему рукописная работа датирована 1902–1903 гг., последняя – «Космическая философия» – маем 1935 г., т.е. всего за несколько месяцев до кончины ученого.

Этот завет Циолковского имеет исключительно важное значение в наше время небывалого криминального разгула. Современные противники России в качестве главной мишени своих пропагандистских усилий выбрали этико-центристские установки нашего национального менталитета. Между тем именно эта национальная традиция, а не надежда на внешние силы способна послужить той точкой опоры, которая позволит совершить поворот к возрождению страны и ее переходу к жизнестойкому будущему.

Говоря об энциклопедизме как характерной черте научного творчества, уместно вспомнить опыт Великой энциклопедии, которую в XVIII в. издали д'Аламбер и Дидро и среди авторов которой были наиболее глубокие мыслители эпохи Просвещения – Руссо, Вольтер, Монтескье, Гольбах и другие. Эта энциклопедия явилась не только средоточием позитивных знаний своей эпохи, – идеи, высказанные ее авторами, сыграли роль своеобразной библии для большинства вождей французской революции, от жирондистов до якобинцев. В значительной мере такую же роль в деле духовного возрождения России может сыграть творческое наследие плеяды русских мыслителей конца XIX–начала XX вв., свое место среди которых занимает К.Э. Циолковский.

Но энциклопедизм его творчества этим не исчерпывается. Он проявляется также и в том, что, наряду с раскрытием мировоззренческих и этических основ исторического бытия, Циолковский выстраивал собственную целостную деловую концепцию устойчиво прогрессивного развития человечества. Известно, что тем смысловым стержнем, вокруг которого выстраивалась эта концепция, была космическая деятельность. Разработанная Циолковским программа исследования и освоения космического пространства соответствует концепции глобального устойчивого развития мирового сообщества, принятой в 1992 году в Рио-де-Жанейро на конференции ООН и детализированной на специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН в 1997 году. В России национальная версия этой концепции утверждена Указом Президента РФ от 1 апреля 1996 года.

Отвечая на этот вопрос, можно указать несколько конкретных направлений космической деятельности, которые следует рассматривать в качестве компонентов реалистической программы устойчивого развития в национальном и общечеловеческом масштабе.

Во-первых, это техническое обеспечение национальной и международной безопасности. Окончание эпохи противостояния двух мировых систем не сняло, к сожалению, опасности возникновения региональных конфликтов, разжигаемых экстремистскими и террористическими силами. Сохранение способности дать необходимый отпор каким-либо авантюристическим действиям со стороны этих сил – необходимый элемент национальной безопасности. А это предполагает, в частности, поддержание на достаточном уровне стратегических космических вооружений.

Другая сторона той же деятельности – наблюдение из космоса за регионами потенциально опасных конфликтов и глобальная спутниковая система связи. С их помощью мировое сообщество может проводить в жизнь эффективные оперативные меры, необходимые для сохранения мира.

Второе направление стабилизации национального и мирового эволюционного процесса – космическая индустриализация, создание глобальной информационной и энергопроизводственной космической инфраструктуры. Космические системы связи уже сегодня стали неотъемлемым компонентом нового информационного технологического уклада. Наблюдение из космоса, космический мониторинг находят применение в интересах охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов. В перспективе – создание опытных орбитальных энергоустановок для энергоснабжения Земли. Активно развиваются работы в области космического материаловедения и технологии.

Третье направление – космические исследования, включая изучение Солнечной системы и Вселенной в целом. Развитие фундаментальной науки само по себе всегда играло роль фактора, содействующего стабилизации эволюционных процессов. Со времен Ф. Бэкона известно: знание – сила, т.к. именно на его основе возникают новые прогрессивные технологии.

Четвертое стабилизационное направление – конверсия космической деятельности, использование передовых достижений космической промышленности в других сферах хозяйственной деятельности. Космическая отрасль является одним из лидеров научно-технического прогресса. Продвижение новых материалов, технологий, приборов, оборудования, разработанных в рамках космических программ, в другие отрасли, начиная уже с этапа проектных исследований, приносит высокий экономический эффект.

Россия обладает крупнейшим в мире космическим научно-производственным потенциалом. Если он не будет окончательно утрачен в результате постоянного свертывания финансирования, то наша страна получит реальную возможность войти в мировое рыночное хозяйство не в качестве сырьевого придатка развитых держав, а как их равноправный партнер, владеющий высокими наукоемкими технологиями. Только такая стратегия обеспечивает устойчивое развитие страны, и противопоставить ей нечего.

Именно о таком будущем для своей страны мечтал Циолковский. В рукописи «Космические путешествия», над которой он работал в последние годы жизни, Циолковский писал, что в развертывании космической деятельности активное участие примет вся страна.

В творчестве Циолковского есть одна особенность, которая, как правило, вызывает скептическую реакцию специалистов. Это ярко выраженный утопизм многих его космических программ. Утопическое мышление традиционно критикуют за крайнюю жесткость предлагаемых проектов, полное неумение определить их негативные последствия и цену.

Все это совершенно справедливо, и тем не менее в утопизме следует видеть не только негативные стороны. Утопизм – это превосходная тренировка воображения, без которого не может обходиться ни одно подлинно новаторское научное исследование. Циолковский писал по этому поводу: «Сначала неизменно идут мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет. И уже в конце концов исполнение венчает мысль». Эта особенность научного стиля Циолковского придала некоторым его сочинениям черты своеобразной энциклопедии научной фантастики на космические темы.

Но утопические проекты – это не только мечта и тренировка фантазии. При трезвой их оценке они могут сыграть полезную роль априорного предостережения о тупиковых эволюционных паттернах. И происходить это может независимо от того, как сам автор относится к собственному проекту. Особенности методологии прогностики, которой руководствовался Циолковский, подтверждают эту мысль. Его прогнозы выстроены в духе классического миропредставления с его верой в абсолютно достоверные истины, одномерностью, четким разграничением живого духа и косной материи, жестким лапласовским детермизмом. Именно недостатки классической методологии прогностики предопределили утопизм некоторых работ Циолковского.

Важно поэтому понять, удалось ли нам усвоить уроки антиутопизма, которые можно извлечь из этих трудов Циолковского. Практика показывает, что это происходит не всегда. Вот только один пример – монография «Экологические проблемы», изданная в 1997 году. Редактором этого труда, претендующего на фундаментальность, является министр Госкомприроды РФ В.И. Данилов-Данильян, среди авторов четыре члена Российской Академии наук, а на обложке приводится восторженный отзыв пятого академика – Н.Н. Моисеева. Чтобы избежать почти неминуемого глобального экологического коллапса, синклит уважаемых академиков считает необходимым сократить численность населения Земли в 600 раз и практически остановить научно-технический прогресс, оставив для тренировки умов пытливой части человечества лишь занятия чистой математикой и спортивные игры. Читая подобные соображения, начинаешь понимать, что уроки антикосмизма и преодоления утопического мышления кое для кого так и не пошли впрок вплоть до наших дней.

Творчеству Циолковского, как и каждого крупного ученого, нельзя дать однозначной оценки. У него были великие достижения, но были и просчеты и ошибочные суждения. Наша задача состоит в том, чтобы научиться извлекать полезные уроки не только из первых, но и из вторых. Циолковскому не всегда удавалось находить правильные решения проблем, которые он рассматривал. Но независимо от этого серьезной научной заслугой является сама постановка этих проблем, которая играет роль творческого стимула продолжения научных исследований.

Что касается энциклопедического характера творчества Циолковского, то лучшим его свидетельством является тот факт, что прошедшие уже 31 раз Чтения, посвященные развитию его научного наследия, не смогли поставить в этом деле точку. У нас нет сомнений, что эта работа будет плодотворно продолжена и на настоящих, тридцать вторых, и на последующих Чтениях.

В заключение хочется упомянуть еще одну особенность творческого стиля Циолковского – его неизменный оптимизм, твердую уверенность в исторической неодолимости эволюционного процесса. Этому качеству умонастроения, присущего К. Э. Циолковскому, неплохо бы поучиться и нам в нашу непростую и полную сложных противоречий эпоху.

Опубликовано: Лесков Л. Ломоносов, Менделеев, Вернадский... Циолковский // "Знамя". 1997.17.09. С.3.

 
Объявления
Новое на сайте Декабрь 2017 г.

Выставка «Образ Богоматери» 1 ноября по 5 декабря 2017 г. МВЦ

Внимание! Классики и современники. Выставка Анны Леон (19 августа-19 ноября).

ВНИМАНИЕ!!! Круглый стол "Культура старообрядцев и ее сохранение". 28 июня 2017 г.

В.С. Миронову 75 лет. Поздравляем

24 марта (пятница) в 14.00 состоится очередное заседание Боровского отделения РГО.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ В ЯНВАРЕ 2017 г.

Новое на сайте на 30 декабря 2016

ВНИМАНИЕ!!! Заседание Боровского отделения РГО. 29.11.2016

Внимание!!! Новая книга

[ Все объявления ]

Новости
Конференция «Страна городов». 9 декабря 2015 г.

Первые чтения памяти Д.И. Малинина. Калуга. 20 ноября 2015.

Девятые Всероссийские краеведческие чтения

ПРОЕКТ. Школа патриотизма – проект «Оружие Победы»

IX конференция «Липоване: история и культура русских старообрядцев»

Обновления сайта на 16 октября 2012 года

6-7 сентября 2012 года в Торуни проходила конференция «Старообрядцы в зарубежье. История. Религия. Язык. Культура»

Начало создания сайта

[ Все новости ]


Designed by sLicht Copyright © 2014